Интернет-община "Содружество"

Всему поможет Община, но Общине поможет расширение сознания
Текущее время: 22-06-2018, 09:37

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Правила форума


Посмотреть правила форума



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 107 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23-01-2012, 21:56 
Не в сети

Зарегистрирован: 18-05-2010, 19:58
Сообщений: 1439
Борис писал(а):
Восток писал(а):
...
В этом смысле мне вспоминается фраза из Корана - которая предписывает мусульманину - в любом случае бороться со злом. Лучше всего, если он будет это делать своими руками. Но если не может - то хотя бы словом.
А если и это невозможно, то сопротивляться неправедному в сердце своём...

Восток, защитить беззащитную женщину...помочь старику...сделать любое доброе дело...разве это не само-собой разумеющиеся вещи? Вы это сделаете...и многие сделают...и делают.
Да - делают, но их действительно мало. Совсем недавно был свидетелем - как психопат избивает женщину - на остановке - на которой стояло человек семдесят - если не больше...
И Вы правы надо и говорить - но какова цель? - нам всем - просто нужно создать этакую всеобщую круговую поруку - как и что делать - если мы сталкиваемся с фактом нарушений Законов - и Божественных и Человеческих. Проще говоря - со злом.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23-01-2012, 22:02 
Не в сети

Зарегистрирован: 18-05-2010, 19:58
Сообщений: 1439
Цитата:
Правильно...только ведь у этого факта (не выписали стоп) есть ПРИЧИНА...и причина эта и есть то главное (имхо).
Ну, конечно же всё так. Эта причина есть и в принципе - можно философски размотать клубок причинностей - до состояния 12-ти нидан Будды.
В данном случае - причина опять таки ясна - это наша(моя лично) слабость. Слабость убеждений, трусость и равнодушие.

Но я предлагаю увидеть некую закономерность - действовать нужно с той точки - на которой ты находишься. То что ближе - то и есть твой личный вход в мир Закона.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 23-01-2012, 22:52 
Не в сети

Зарегистрирован: 23-02-2011, 22:30
Сообщений: 1556
Откуда: Россия
Восток писал(а):
...
И Вы правы надо и говорить - но какова цель? - нам всем - просто нужно создать этакую всеобщую круговую поруку - как и что делать - если мы сталкиваемся с фактом нарушений Законов - и Божественных и Человеческих. Проще говоря - со злом.

Мы уже связаны этой порукой...связаны своим непримиримым неприятием того, о чём Вы упоминали выше по тексту.

Восток писал(а):
...
Согласно самурайской философии - самое насущное - это расставить приоритеты...

Да... приоритеты. Например, насколько то, о чём мы с Вами здесть говорим, является важным для многих других?

Восток писал(а):
...В данном случае - причина опять таки ясна - это наша(моя лично) слабость. Слабость убеждений, трусость и равнодушие.
...

Я бы сказал, что это наша общая недальновидность...да и для противостояния нужна общность, а не единицы, которые могли предвидеть такой ход развития событий.

Восток писал(а):
...Но я предлагаю увидеть некую закономерность - действовать нужно с той точки - на которой ты находишься. То что ближе - то и есть твой личный вход в мир Закона.
...

Восток, а помните..."Нет пророка в своём отечестве"
Те, кто был ближе всего "не слышали" Христа.
Воровство отвёртки не считается воровством...пробовать переубедить? Не поверят...и слушать не станут.



В данном случае - причина опять таки ясна - это наша(моя лично) слабость. Слабость убеждений, трусость и равнодушие.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 28-01-2012, 18:58 
Не в сети

Зарегистрирован: 23-02-2011, 22:30
Сообщений: 1556
Откуда: Россия
Спасибо автору...

"Так да светит свет ваш пред людьми,
чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного".
Нагорная проповедь Христа.

"— Детство, — заговорил Кевин, — заканчивается тогда, когда в жизни перестает случаться маленькое волшебство. "




Маленькое волшебство
Джон Маверик – победитель первого открытого чемпионата России по литературе в номинации «Проза»

"Холода той зимой стояли страшные. Воробьи мерзли на деревьях и сбивались то там, то здесь в теплые кучки, грели друг друга. Снегу навалило — по самые подвальные окошки. Иногда чуть-чуть оттаивало, и тогда карнизы обрастали длинными сосульками, которые так и норовили отломиться и сорваться вниз, кому-нибудь на голову, так что по улицам становилось небезопасно ходить.
Накануне второго адвента меня после трех безуспешных химиотерапий выписали домой, умирать... Вернее, попрощаться со всем, что дорого, перед тем, как окончательно заберут в хоспис.
«А может быть, удастся обойтись без этого, — думал я с надеждой. — Дай Бог, все закончится быстро». Моя прабабка по материнской линии умерла от рака желудка в девяносто два года, легко, почти не страдая. Меня боль мучила, но не сильно: зудела внутри, царапалась и грызла, точно маленький зверек, отдаваясь в плечо и почему-то в левое колено. Иногда я, чтобы отвлечься, представлял себе, что несу за пазухой хомячка, который проел клетку и пытается выбраться на волю, вот только не знает куда.
Так что чувствовал я себя не так уж плохо — лучше, чем можно было ожидать, — и решил провести свое последнее Рождество вдали от праздничной городской сутолоки, от сочувственных ахов и вздохов, от четырех родных стен, пропитавшихся насквозь тягучей энергетикой болезни. Я снял полдомика в деревне под Регенсбургом на берегу незамерзающей реки Зульц. Хозяйке — симпатичной пожилой фрау в традиционном баварском переднике и с черной накладной косой — объяснил свое состояние, чтобы не устроить ненароком неприятного сюрприза перед праздниками. Каждое утро она ставила перед моей дверью кувшин с ледяной водой, и весь день я пил ее маленькими глотками, заглушая мутную слабость и тошноту. Постепенно эта живая вода проникала в мою испорченную химией кровь, вместе с запахами гари — многие дома на нашей улице топились углем — и свежего хлеба, светом разноцветных фонариков и звучным плеском реки. Если не исцелила, то, по крайней мере, придала сил. Я даже перестал хромать. Гулял по два-три часа в день, невзирая на мороз, по небольшому — в пять ларьков — рождественскому рынку на главной площади и вдоль набережной, разглядывая украшенные еловыми ветками и вороватыми Санта-Николаусами дома, палисадники с обледенелыми садовыми гномами да неперелетных уток, безвольно дрейфующих вниз по течению.
Набережную никто не чистил от снега. Только в самой середине улицы одинокие пешеходы протоптали тропинку, такую тонкую, что идти по ней приходилось, точно циркачу по канату — ставя ноги одну перед другой. Помню скрип подошв по новенькой свежеутрамбованной белизне, струйки дыма над крышами — серые на фоне ночного неба — и огромные серебряные звезды в черных волнах Зульца. Я забрел непривычно далеко от дома и, кажется, заблудился. А может, и нет — если брести все время вдоль берега, река выведет, но я не знал, в какую сторону двигаться, да и не хотел знать. Хомячок за пазухой присмирел — озяб, должно быть — и сидел тихо-тихо. Окрестный пейзаж казался неумелым наброском, выполненным в черно-белых тонах. Темные и зернистые, как мука грубого помола, стены. Лохматая елка. Сухие метелочки травы, торчащие из сугроба. Пустая банка из-под пива на снегу. Кривой фонарный столб. Остатки низенького деревянного забора, полукольцом опоясавшего елку. Здесь не витало в воздухе предвкушение Рождества. Ни капли цвета, ни искорки оживления. Это явно был небогатый район.
— Уныло, да?
Раздавшийся сзади хрипловатый мужской голос заставил меня вздрогнуть. Я резко обернулся. Худой парень в натянутой на уши вязаной шапке — почти такой же, как у меня, — и с большим рюкзаком за плечами переминался с ноги на ногу под негорящим фонарем. В тускло-молочном ночном свете черты его лица казались заостренными, а кожа неестественно бледной, словно обмороженной. Я как будто взглянул на себя в зеркало, но ощущение странного сходства исчезло почти сразу же.
— Такие места обходит стороной Санта-Николаус, правда? — усмехнулся парень. — Но ничего, сейчас мы это исправим.
Он зубами стянул перчатку, прищелкнул пальцами — легонько, как дрессировщик на арене, — и тут же на елке дрожащими язычками пламени вспыхнули золотые огоньки. Дробясь и отражаясь в снегу, они окутали дерево мягким праздничным сиянием.
— Как вы это сделали? — спросил я, пораженный.
— Спросите лучше, почему, — улыбнулся он в ответ и протянул мне ладонь, как будто не для рукопожатия, а точно собирался кормить с руки птицу. — Кевин.
— Александр, — представился я. — Алекс. Так почему?
— Потому что кто-то в этом старом, плохо оштукатуренном доме, в самом бедном квартале города, ждет чуда.
— Ребенок?
Он кивнул и сбросил с плеча рюкзак. Извлек оттуда разноцветный пряничный домик, осыпанный сахарной пудрой и с марципановыми фигурками Гензеля и Гретель на крыльце, и осторожно поставил под елкой на снег.
— Теплеет вроде. Не размок бы, — заметил обеспокоенно.
— Да какое теплеет? — чуть не расхохотался я, но сдержался, боясь растревожить уснувшую боль. — Если будем здесь стоять, скоро превратимся в ледяные скульптуры. Вы из какого благотворительного фонда?
— Ни из какого, — усмехнулся Кевин. — Я сам по себе. Но вы правы — холодно. Предлагаю пойти в «Танненбаум», тут, за углом. Обслуживание так себе, но кофе подают горячий и можно посидеть, поговорить.
Кафе «Танненбаум» напоминало аквариум, до краев заполненный мутной янтарной водой. В нем — в ярко-желтом свете и табачном дыму — уже плескалось несколько рыбок, и я смутился, внезапно застеснявшись своего болезненного вида. Напрасно: никто из гостей за соседними столиками не обратил на меня внимания. Все уставились на Кевина. Как-то странно смотрели, почтительно и испуганно, словно на воскресшего из мертвых.
— Вас здесь знают, — предположил я.
Почему-то мне даже не пришло на ум, что мой новый знакомый может оказаться местным. У него был вид человека, находящегося в пути, и не только из-за рюкзака.
— Я бывал тут пару раз, — ответил он уклончиво.
Мы заказали по чашке кофе — сладкого и такого густого, что на нем хоть сразу можно было гадать. Так я и делал — сидел и разглядывал коричневые витые узоры. Откуда-то со стороны кухни доносился бой часов. «Кукушка, кукушка, сколько дней я проживу после Рождества?» Одиннадцать. Добрая фрау, наверное, думает, что квартиранту стало плохо на улице и его, то есть меня, забрали в больницу.
— Детство, — заговорил Кевин, — заканчивается тогда, когда в жизни перестает случаться маленькое волшебство. Когда за выпавший молочный зуб фея больше не платит конфеткой, когда пасхальный заяц не рассовывает по углам шоколадные яйца, когда пуст остается рождественский сапожок. Понимаете, я рано потерял мать, и это было страшное несчастье. Но по-настоящему я осознал потерю два месяца спустя — когда в дом пришло Рождество, без елки, без подарков. Не вошло, а постояло в дверях и повернулось к нам спиной. Отцу было не до праздника — он сам чуть не слег от горя. В такие моменты осознаешь, что стал взрослым в худшем смысле этого слова — человеком, которого никто не любит.
Я хотел возразить, но Кевин, улыбнувшись, приложил палец к губам.
— Шшш... Вы правы. Взрослых любят тоже. Но разве человек, купаясь в любви, не ощущает себя ребенком? Так вот, — продолжал он, — мне тогда только-только исполнилось семнадцать лет. Нормальный возраст для взросления. Так что хоть и приходилось трудно, на судьбу я не жаловался. Но семи-, девятилетние? Детство которых оборвалось внезапно и так чудовищно рано... а то и вовсе его не было? Повзрослевшие едва ли не в младенчестве, в детских домах, в семьях асоциалов, наркоманов или алкоголиков? Неродные дети, которых демонстративно притесняют. Жил у нас по соседству такой мальчишка. Его воспитывал дядя, кажется, или другой какой-то родственник. Малыш спал в холодном подвальном помещении, в комнатке с одним решетчатым окном и бетонным полом. Как-то подобрал на улице бездомного котенка и кормил у себя в подвале. Дрессировал, помню, возле нашей калитки, учил прыгать через палочку. А потом дядя — или кто он ему был — спьяну котенка задушил и даже похоронить не позволил. Мальчишка смастерил из веток самодельный крестик, так и тот дядя разломал.
— И что теперь с этим ребенком? — спросил я. Почему-то мне сделалось неловко, как будто мой собеседник только что поведал нечто постыдное о себе.
Кевин пожал плечами.
— Вырос. Каким вырос — это другой вопрос. Но мне не выросших жалко — большие сами за себя в ответе, — а маленьких, беззащитных. Cкольких из них бьют дома, запирают, морят голодом, шантажируют так или эдак. «Вот сдохну, тогда узнаешь, каково быть сиротой» — самая легкая форма шантажа, а как она калечит. Моральное насилие бывает иногда хуже физического, но если во втором случае может вмешаться полиция, то в первом — ничего сделать нельзя. Мать или отец всегда правы. Я одно время работал в социальном ведомстве и знаю, как трудно защитить ребенка от его родных. Самое тяжелое — знать, что кто-то нуждается в твоей помощи и хотеть помочь, но не иметь права вмешаться... Я столько всего видел, — добавил Кевин по-детски беспомощно, и — от воспоминаний об увиденном — глаза его потемнели, а выражение лица стало жестким.
— Что-то подобное чувствуют врачи, — сказал я, думая о своем.
Кофейная гуща, вязко переливаясь, пророчила мне долгую и безоблачную жизнь. Захотелось встать и хватить чашкой об пол.
— Да? — встрепенулся Кевин. — Вероятно. Меня никогда не интересовала медицина. Даже отвращение к ней испытывал инстинктивное. Так вот... эти истории так переполнили мое сердце, что стали выплескиваться наружу, как кипяток из чайника. И тогда — помню, это был канун Пасхи — я накупил всяких сладостей и пошел по домам своих подопечных. Примерно сорок адресов. Нет, не передавал из рук в руки. Ставил возле дверей или прятал в саду, но так, чтобы можно было легко найти. Это должно быть волшебством — вы не забыли? А после бродил по улицам и везде — наудачу — оставлял гостинцы. Особенно там, где видел у подъездов качели, горки, песочницы или где сушилось детское белье на веревках. В ту ночь я для всего города сыграл роль пасхального зайца.
Я зажмурился и представил себе Кевина, с таким же большим рюкзаком, как сегодня, только по-весеннему легко одетого. Представил, как он крадется по мокрому от лунного блеска тротуару, среди юной зелени. Забирается в чужие сады, но не для того, чтобы что-то украсть, а наоборот — отдать другим немного душевного тепла.
— Наверное, удивительное чувство...
— Да, похоже на наркотик, — признался Кевин. — Вызывает эйфорию и облегчает боль.
Он вздохнул и посмотрел на меня искоса, чуть наклонив голову. Я украдкой обвел взглядом столики и увидел, что люди вокруг так же склонили головы, прислушиваясь к его словам.
— И я подсел на него по-настоящему. Сначала два раза в год, на Пасху и на Рождество, покупал и разносил подарки. Тем, кто — как я знал — беден. Тем, кто нелюбим. Собственно, это не одно и то же. Бедность не исключает любви, как и наоборот. Потом стал делать это чаще — каждый раз, когда оставались от зарплаты деньги. Обходил с рюкзаком за спиной не только наш город, но и соседние. Блуждал по деревням и селам... все дольше и дольше, и подарки в рюкзаке не кончались. Время как будто растянулось или, наоборот, сжалось, обратилось в сплошную череду праздников. Каждый новый день стал поводом подарить кому-то радость. А еще в пальцах появилась некая сила, какое-то странное умение...
Он поднял над головой правую руку и опять, как тогда у елки, легонько, точно циркач, прищелкнул. В ту же секунду с лепного карниза, с тяжелой латунной люстры, с лопастей вентилятора, громадной стрекозой застывшего под потолком, хлынул прохладный елочный дождь.
В кафе сделалось так тихо, что слышно было гудение водопроводного крана на кухне и обиженное квохтание батарей. Кевин победно улыбнулся.
— Маленькое волшебство. Не настоящее чудо, а так, ерунда: здание украсить, лампочки зажечь. Или вот еще...
Он быстро провел рукой у меня над ухом, и в ладони его очутился лакричный леденец в прозрачной целлулоидной обертке.
— Простите, — сказал извиняющимся тоном, — для вас получилось незамысловато. Наверное, потому, что вы уже не ребенок. Но все равно попробуйте, поднимает настроение.
Я настороженно взял конфету и опустил в карман. Раньше мне нравился вкус лакрицы, но в последние недели болезни при одной мысли о нем горло сдавливал рвотный спазм.
— Ладно, Алекс, рад был познакомиться. Удачи вам, — и последней традиционно-прощальной фразой как по живому полоснул. — Будьте здоровы.
Я не успел ответить, только моргнул оторопело, а Кевин уже вышел из кафе и растаял в темных изгибах улиц за пять минут до того, как пробило полночь.
Наутро я рассказал хозяйке домика о странной встрече. Добрая женщина без удивления выслушала историю Кевина, но разволновалась, когда я упомянул подаренную им конфету.
— Съешьте ее. Обязательно съешьте! У нас в прошлом году девочка выздоровела от лейкемии после его угощения.
Я кинулся искать леденец по карманам, но тот, как назло, провалился в подкладку. В конце концов, распоров материю, мы с хозяйкой извлекли подарок Кевина, уже без обертки, запачканный налипшими на него пушинками синтепона.
Я ожидал, что от лакрицы меня вывернет наизнанку, но ничего плохого не произошло. Никакого вкуса, только приятное послевкусие — как будто проглотил пахнущий весенним лугом сгусток тумана.
Это случилось десять лет назад, и до сих пор я жив-здоров. Уснувшая в тот вечер боль так и не проснулась больше, и весь организм постепенно отдохнул от химии, восстановился. Я думаю, ошиблись тогда врачи с диагнозом, не от того меня лечили. А может, маленькое волшебство помогло".


Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора Борис поблагодарили: 3 Migrant (28-01-2012, 21:39), ОКА (28-01-2012, 20:01), Sagittari (28-01-2012, 21:30)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 28-01-2012, 21:24 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12-05-2010, 20:25
Сообщений: 3625
Откуда: Киров
Борис писал(а):
Спасибо автору...


Спасибо!


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 28-01-2012, 21:30 
Не в сети

Зарегистрирован: 14-11-2007, 01:11
Сообщений: 3965
Откуда: Россия
Игорь писал(а):
Борис писал(а):
Спасибо автору...


Спасибо!

Это точно!
Детям прочту - полезно для воспитания сердца...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 09:33 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3465
Откуда: Калининград
Sagittari писал(а):
Игорь писал(а):
Борис писал(а):
Спасибо автору...


Спасибо!

Это точно!
Детям прочту - полезно для воспитания сердца...
Размещу в АМЛФ, как еще один образчик современной лирической новеллы . А если будет необходимость , то и обсудим на нашем литфаке . :co_ol:


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 11:31 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 16-05-2010, 19:20
Сообщений: 5229
ВСТРЕЧА

Я стою у окна. Стою и смотрю, прижавшись лбом к стеклу. За окном, как в немом кино: люди открывают рот, но их не слышно, ветер качает деревья, но нет шороха листьев.
Это не окно. Это стекла аквариума. И где я? Внутри? Снаружи? Или мне только кажется, что я смотрю наружу? С той стороны - отражение, где тоже я, прижавшийся лбом к стеклу….

Я уже не знаю куда себя деть. Мне надоела эта комната. Мне осточертел этот шкаф. Осточертели люстра, стены и этот потолок. Даже пылинка, еще не упавшая, мне уже знакома.

Мне здесь пусто. Она ушла и теперь так будет всегда. В этой вязкой пустоте можно уже плыть. И я плыву.

Куда себя деть? Идти в гости? К кому?! У всех свои дела, свои заботы. Прийти и сидеть, неторопливо нести ерунду. Легче повесится. И почему мы так устроены: подай нам всего, но понемногу. Устав от всех, спешим в себя; устав от себя, спешим к кому-нибудь. Но где он – «кто-нибудь»? Его еще найти надо. Попадется такой же, как я, и ты уже в энной степени... Гармония нужна, нужна мелодия, нужна игра в четыре руки. Потому-то и не найти, поэтому будешь сидеть дома! Наполняй свой дом хоть чем. Включай радио, телевизор, проигрыватель – всё сразу... И сразу же выключай. Потому что звуки в пустоте громче. Пустоту невозможно наполнять, её надо вытеснять... Но это уже по медицинской части.

Я сажусь писать письмо. Почему-то мои друзья далеки от меня. Географически. С ними было бы... А может хорошо там, где нас нет. Или потому-то и хорошо, что нас там нет?
«Здравствуй, старик! Недавно мне вспомнилось лермонтовское «Чужой для всех, ничем не связан...» И для меня пришло это наказание. И пусть я не выбирал этой участи, но заслужил её. Всё, оказывается, очень просто: нормальное и естественное существование человека возможно только в кругу близким ему людей. Слишком много заложила в нас природа половинчатости, поэтому одиночество разрушительно и гибельно. Человека можно воспринимать только как частицу общества. Впрочем, вся природа, всё окружающее нас – это гармоничное взаимодополнение. Лишь в общности мы достигаем целостности. Только теперь мне стало понятно, что слово «семья» – это производное от слова «семя» во множественном числе и с ударением на первом слоге, то есть исходное...»
Ну нет. Так не пойдет! С места в карьер. Что вижу, то пою. Разве же это письмо? Что-то я раскиселился.
Опять стою у окна. И почему люди смотрят в окно, когда некуда деваться? М-м-м, положим, на шкаф или стол долго не насмотришься. Это как заставка на экране телевизора «Перерыв». Через минуту начинаешь чувствовать – тебя обворовывают. В окно хоть собаку, но увидишь. Вот эту, например. Трусит себе рысцой. Вид-то какой деловой. Н-да, не волк в лесу. И не бродя-чая. Бродячие зигзагами бегают. От куста к столбу, от столба к помойке: всегда что-то ищут. А эта знает куда и зачем бежит. К хозяину. На коврик…
Э-э-э, ладно мне, что пристал, пусть бежит волчий родственник, друг человека.
А что я у окна торчу? Еще целая неделя отпуска... Зачем письма отправлять, если сам могу отправиться? Когда ж поезд идет? Та-а-ак, если прямо сейчас, то к вечеру буду в Ленинграде.

***

Вагон дернулся и остановился. Наконец-то кончилась его пятичасовое «та-та-там, та-та-там...» Переминаясь с ноги на ногу, все толпятся к выходу. На перроне встречающие, провожающие, ошалелые носильщики, гудящие электрокары. Всё смешалось, всё толкается и требует для себя дорогу... Да-а, не демонстрация солидарности трудящихся. Люди чаще всего сами для себя.

Вот тебе и «ничем не связан». Вокзала-то мне как раз и не хватает. Здесь даже нормальный станет психом. Пожалуй, люди нигде так остервенело не скандалят, как тут. И подозрительны, и взвинчены. Может быть из-за того, что не в неком единстве собраны здесь, а механически надёрганы сюда, в толпу? В которой нет, как говорят, ничего объединяющего, более того, надо быть всегда на чеку: не проворонить бы карманника, быть пошустрее у кассы, иначе локтями отодвинут. Н-да, вот те и образчик общества равных возможностей.

Трамвая что-то долго нет. Кхе, а тут люди более открыты, не то, что на вокзале. Поглядывают друг на друга, присматриваются. Нет не для знакомства. Среда такая: нужно поосмотреться, себя показать. Бегать наперегонки по жизни – значит суетиться. Мудрый спешить не станет. А дойдет быстрее и познает больше. Сундуков и скарба будет у него поменьше, да и комфорта не так много... И зачем мы вечно спешим, будто на ипподроме? Э-э-э, опять-таки забот много, дел невпроворот…

А вот и трамвай. Динозавр отечественного машиностроения. Полупустой. Люд тут поспокойней, подемократичней. Впереди меня сидят двое. Лица чистые, открытые. Молодые еще. Как им легко дышится друг с другом. У них все впереди и им кажется, что такие чистые лица – это навсегда. А там кастрюли, пеленки, болезни, предательства – и через все надо будет пройти вместе. Господи, да это ж подвиг! Хорошо им. Им сейчас и в любви-то признаваться – бестактность. А ведь будут признаваться. И ошибок наворотят, и обида будет... А потом прощение. Тепло-то как от них. Может быть, в том и прочность семьи, когда в ней есть любовь, а если она ещё и круговоротом… Отцов, братьев, детей, внуков. Среда, в которой любовь постоянно обновляется…

А вот и Мишкин дом. Как в нем всё знакомо. Что-то я заволновался. Спокойнее. Даю свои коротких два звонка.
Мишка глазами хлоп-хлоп. И вдруг его сипловатый рёв:
- Стари-и-и-ик!
Чувствую, что подлетаю. И душой, и телом. Ну уж, чёрта с два, – полетай и ты! А он уже хлопает по плечу. Ну и ручище. Сам коренастый, а торс... Его бородатое лицо радо мне. Много тебя, Мишка, много. А из-за плеча выглядывает лицо Иры:
- Ну, ты даёшь!
- Чего даёшь? Приехал вот, - бормочу я. Она тоже говорит, не вникая в смысл:
- Сообщил бы.
- Слышь, старик, а я тут на охоту завтра собрался. Ты как? Без возражений?
- Да погоди ты, дай оклематься.
Разнеженные ужином и после традиционного «за встречу», мы набиваем патроны, но во мне еще не до конца прошло состояние озноба, состояние похожее на собачий сон: и здесь я, и нет меня тут.

Утром электричка, автобус, тяжеленные рюкзаки. В лесу желтизна, багровость, шуршание под ногами. А вот и егерь. Н-да, егерь колоритен: на ремне охотничий нож, бродни. Но, Хозяин! Не радушный, нет, хозяин-владелец. Лицензии выдал. И в ней написано: «охота – утка». Мишка ухмыляется:
-Ох, утка охота!

Расположились. Мишка идет кидать спиннинг. Я брожу вдоль берега. Да, река Вуокса, что твое озеро. И волна с барашками. От воды веет холодом. Каждому времени года свои мысли. Осенью всё обосабливается, обретает индивидуальную суть и личное предназначение. Вот и ветер осенью не так, как летом дунул – притих, а давит массой. Его присутствие не как часть, не как некий малозначащий элемент, а почти основной игрок на поле. На берегу сосны мачтой вверх и шуршат ветвями – у них своя песня. Скалы с гранитным равнодушием вальяжно разлеглись – не сдвинешь. А Вуокса, отмахав сотни вёрст, покачивается волнами, играет плеском в своём русле. Только песок мнется под ногами: как вам угодно? Всё имеет свой собственный смысл, а что такое во всём этом – «я»? Если «кто?», то в паспорте написано. Важнее – не «кто я?», а «что я?» из себя представляю? Осень расставляет некоторые точки на «i».

На реке появилась лодка. Гребут вдвоем. В брезентовых плащах они торчат над водой бетонными глыбами. Тянут против течения, ныряя на волнах. Глядя на них, поёжился. Вот тебе и лермонтовский парус одинокий - этакий сарказм на лирику. Да-а, только эти ничего не ищут, эти стрелять идут. У них есть на это право – егерь выдал. А дома будут рассказывать, потягивая чай, поблёскивая глазами.
Зачем?
Мужчиной себя почувствовать? Владыкой. Царём природы? Да просто острыми ощущениями себя забавляют. Владыка – от слова «владеть». С оружием, конечно, да с патронами – чего ж не побаловаться. Вот и балуют...
А сам-то? Не для того ли стоишь тут «дум великих полн»? Тоже владеть? И чистая ложь, что я-де, да собою владею. Об одиночестве что-то там рассуждаю... За синицею погнался, за журавлем же высоко. Он полёта требует, а летать-то не всем дано.
Дано – не дано. Обездоленность – наделённость. Всем нам что-то надо. Иным не что-то, а много. А кому и сколько? Где мера? Утки на зиму должны улететь. А нам, братьям старшим? Пострелять по ним? Человек летать не может, но в полёте мысли он сделал ружье...

Мишка идёт. Хоть тут всё понятно: я с ним, с Мишкой на охоте-рыбалке.
Сготовив уху, прибравшись, мы сидим у окна. С утра будет тяга. Неторопливо дуем на горячий чай. Перебрасываемся редкими словами. О чем говорить? Мы так давно вместе, что лучшие минуты нашего общения – молчание. Я чувствую его, он меня. Мы вместе. Сейчас он что-то думает обо мне и хочет спросить. Я предчувствую разговор.
- Старик, мне кажется, что ты растерялся, – наконец-то начал он.
- ?
- Мельтешишь, размениваешься на ерунду.
- Всё от незнания иерархии значимости. Темы нету.
- Чепуха. Работать надо. Надо своим делом заниматься.
Мы помолчали.
- Вообще-то, можешь и подёргаться, если будет на пользу.
- Посмотри, Мишь, сколько звёзд. Много. Порой кажется, что они рядом, а на самом деле они каждая отдельно, на миллионы лет. Люди как эти звёзды толпятся одиноко. Для чего они существуют? Светить? Познать нечто? Небо, Миша, – это яма наизнанку.
- Псих ты, Старик. Космос живет по закону всемирного тяготения. А?! Каково?! Вот за счёт всемирного притяжения и держимся.
- А если я никуда не «притяжаюсь»? Никому не нужен?
- С такими мыслями – никому. Осиль в себе червячка.
Мы опять помолчали. Мишке досадно, что я не хочу его понять.
- Миш, а бить уток приносит радость?
- Завтра узнаешь.

Утро было холодным. Дул северный ветер. Река волновалась, но с ленцой. Мы выгребли на середину, бросили якорь. Небо розовело. Оставленный берег темнел позади нас. Лодка покачивалась на серой волне, словно на жидком свинце. Да, уюта маловато. И ноги мёрзли. А Мишка уже закинул удочки и сфинксом смотрел на поплавок. Рядом становились другие лодки. Скоро тяга.
Первый косяк появился неожиданно. Свист крыльев и редкие выстрелы. Теперь Мишка при-готовился и следующий косячок встретил. Мимо. Во мне что-то шевельнулось. Может из-за промаха, но обрадовался ли? Странно, но досадовал и радовался одновременно. Всё же и радовался. Но почему досадовал? Только ли потому, что это, как не верти, промах? А может генетическая память мужчины-охотника? Может скрытая суть? Подсознание?

- Ты стрелять не умеешь, – мне почему-то захотелось его обидеть.
Он протянул мне ружьё. Я молча взял. Оно было гладким и холодным. Оно могла стрелять. Могло убивать. В нем была сила.
- У меня, правда, глаза… не очень, - промычал я.
Михаил молчал.
- Из охотничьего мне ещё не приходилось, только в армии из автомата. По мишеням.
- Косяк идет, - угрюмо сказал он.
Стая приближалась. Надо было сказать себе «да», или «нет». И совершить это «да», или «нет». Стая приближалась. Было ощущение, что мы стремительно неслись навстречу друг другу. Сейчас соприкоснемся. Сейчас встретимся. Почему они летят на меня?! Почему?! Глупые твари! Они были почти рядом. Твари! Эти темные точки на фоне восхода... «С перстами пурпурными Эос...». Эти черные точки.
Стая легла на крыло и спланировала в одну сторону, другую. Раздались выстрелы соседних номеров. Стая одним живым комком металась из стороны в сторону и налетела на меня... Ружье взлетело, но... Ах да, предохранитель. Щелчок. Толкнуло в плечо. Еще раз толкнуло. Словно похлопало по-приятельски.
Мы встретились.
Один комок упал, зарываясь в воду.
Мы встретились, соприкоснулись.
Мне захотелось на берег. Захотелось уйти в лес. Уйти захотелось... Хе, как много мне хочется! Стае хотелось на юг, перезимовать всего лишь. Ей больше ничего не хотелось. Но мы встретились. В своих желаниях и противоречиях. И у меня было ружье. Гладкое, холодное, огнестрельное. Кто это лежит там в волнах? Не я ли?

(Кивиыли. 1975 год.)


Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора Migrant поблагодарили: 4 Ассоль (29-01-2012, 21:55), ОКА (29-01-2012, 11:36), Sagittari (29-01-2012, 20:21), Лиафин (23-02-2012, 22:56)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 15:02 
Не в сети

Зарегистрирован: 23-02-2011, 22:30
Сообщений: 1556
Откуда: Россия
Migrant писал(а):
...
Один комок упал, зарываясь в воду.
Мы встретились, соприкоснулись.
Мне захотелось на берег. Захотелось уйти в лес. Уйти захотелось... Хе, как много мне хочется! Стае хотелось на юг, перезимовать всего лишь. Ей больше ничего не хотелось. Но мы встретились. В своих желаниях и противоречиях. И у меня было ружье. Гладкое, холодное, огнестрельное. Кто это лежит там в волнах? Не я ли?

(Кивиыли. 1975 год.)


СОЗВУЧИЕ...

моя благодарность...Migrant


Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора Борис поблагодарил: Migrant (29-01-2012, 15:28)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 15:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 23-02-2011, 22:30
Сообщений: 1556
Откуда: Россия
Цитата:
поблагодарили: 3 Migrant (28-01-2012, 20:39), ОКА (28-01-2012, 19:01), Sagittari (28-01-2012, 20:30)




Игорь писал(а):
Борис писал(а):
Спасибо автору...


Спасибо!


МЫ - вместе...


Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора Борис поблагодарил: Sagittari (29-01-2012, 20:28)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 20:08 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14-10-2011, 02:03
Сообщений: 1626
Борис, я только что прочитала рассказ. Примите и мою благодарность. :-):
Потрясающая фраза
"Детство заканчивается тогда, когда в жизни перестает случаться маленькое волшебство".
Теперь она будет одной из моих любимых.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 20:28 
Не в сети

Зарегистрирован: 14-11-2007, 01:11
Сообщений: 3965
Откуда: Россия
Борис писал(а):
Цитата:
поблагодарили: 3 Migrant (28-01-2012, 20:39), ОКА (28-01-2012, 19:01), Sagittari (28-01-2012, 20:30)




Игорь писал(а):
Борис писал(а):
Спасибо автору...


Спасибо!


МЫ - вместе...

А это уже - Сила.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 20:58 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12-05-2010, 20:25
Сообщений: 3625
Откуда: Киров
Раз единство достигнуто, давайте разберем более трудный вопрос:"Как мы будем относиться к чужой боли, если сами привыкли терпеть любую боль, и физическую, и душевную, сжав зубы?" Однозначно-не как к проявлению слабости и без осуждения, но...Есть такая поговорка:"Христос терпел-и нам велел." Естественно, что сострадание к чужой боли быть должно, но какова будет глубина этого сострадания, если человек научился переносить собственную боль? Если он не испытывает перед болью страха и предполагает, что этому же должны научиться (рано или поздно) и другие? Ведь действенность сострадания- в отсутствии страха перед аналогичной ситуацией (ИМХО), а не в совместном пролитии слез.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 21:41 
Не в сети

Зарегистрирован: 23-02-2011, 22:30
Сообщений: 1556
Откуда: Россия
Игорь писал(а):
...
Естественно, что сострадание к чужой боли быть должно, но какова будет глубина этого сострадания, если человек научился переносить собственную боль? Если он не испытывает перед болью страха и предполагает, что этому же должны научиться (рано или поздно) и другие? Ведь действенность сострадания- в отсутствии страха перед аналогичной ситуацией (ИМХО), а не в совместном пролитии слез.

Для меня... сострадание - любовь...неразрывность этой связи
...любовь к живому существу...более слабому...нуждающемуся в помощи.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: "Чужая боль"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 29-01-2012, 21:48 
Не в сети

Зарегистрирован: 14-11-2007, 01:11
Сообщений: 3965
Откуда: Россия
Игорь писал(а):
Раз единство достигнуто, давайте разберем более трудный вопрос:"Как мы будем относиться к чужой боли, если сами привыкли терпеть любую боль, и физическую, и душевную, сжав зубы?" Однозначно-не как к проявлению слабости и без осуждения, но...Есть такая поговорка:"Христос терпел-и нам велел." Естественно, что сострадание к чужой боли быть должно, но какова будет глубина этого сострадания, если человек научился переносить собственную боль? Если он не испытывает перед болью страха и предполагает, что этому же должны научиться (рано или поздно) и другие? Ведь действенность сострадания- в отсутствии страха перед аналогичной ситуацией (ИМХО), а не в совместном пролитии слез.


Тут надо рассмотреть ключевые этапы в момент соприкосновения с Чужой Болью:
1. Момент Внимательности и Наблюдательности / ибо другой пройдет - и не заметит.
2. Момент Эмпатии и Со-чувствия / ибо другой заметит - но не поймет, не посмотрит вглубь.
3. Момент Действия и Со-действия/ ибо другой посочувствует и пойдет дальше, не поможет мыслью, словом и делом.
____________
...там еще есть и этап Контроля /спустя время - к какому результату привело Со-действие/.

Можете продолжить...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 107 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

AGNI-YOGA TOPSITES
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB