Интернет-община "Содружество"

Всему поможет Община, но Общине поможет расширение сознания
Текущее время: 30-04-2017, 07:10

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Правила форума


Посмотреть правила форума



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 49 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 22-04-2011, 09:44 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
29 июля 2011 года исполняется 100 лет со дня рождения Павла Фёдоровича Беликова.


К этой дате в Интернет-журнале "Грани эпохи" заведена страница "Век П.Ф.Беликова", ведёт которую А.Н.Анненко. Помещаем сюда некоторые материалы с этой страницы. Думаю, друзья, мы тоже можем внести свой вклад к юбилею замечательного человека и близкого соратника Рерихов. Помещайте сюда все материалы, которые у вас есть: статьи, заметки, воспоминания...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 22-04-2011, 09:47 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph.htm

Век П.Ф.Беликова


29 июля 2011 года исполняется 100 лет со дня рождения писателя, учёного, библиографа, архивиста, общественного деятеля, корифея рериховедения – Павла Фёдоровича Беликова (29.07.1911 – 15.05.1982).

Журнал «Грани эпохи» предоставляет возможность познакомиться с материалами, связанными с жизнью и деятельностью человека, оставившего о себе благодарную память. Особенную – для тех, кто открыл для себя «Державу Рериха».

Наша задача – постепенно сделать достоянием всех, кому дорого имя П.Ф.Беликова, доступные в настоящий момент материалы о его жизни и творчестве (в том числе, неопубликованные).

Значительный массив материалов содержится в трёхтомном издании Международного центра Рерихов: «Беликов П.Ф. Непрерывное восхождение». Труд создателей издания заслуживает благодарности. Но жизнь продолжается.

Наша надежда – добавить новые штрихи к портрету мудреца из Козе-Ууэмыйза. Если возникнет желание присоединиться и внести свою лепту, будем рады.

Ведущий раздела Алексей АННЕНКО


Вложения:
Беликов-1.jpg [49.25 KiB]
Скачиваний: 3314
Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора Кэт поблагодарил: Восток (22-04-2011, 16:57)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 22-04-2011, 23:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/01_pfb.htm

КРАТКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ


Родился 29 июля 1911 г. в Нарве, ныне Эстонская ССР. Отец - Беликов Фёдор Александрович, родом из Великолукского уезда Псковской губ[ернии]. Мать - Беликова Мария Матвеевна, урождённая Аатонен, родилась в Нарве. Родители: отец - выходец из Финляндии, мать - ингермаландка из-под Ямбурга (ныне Кингисепп Ленинградской области).

Мой отец с 12-летнего возраста жил в Нарве. Служил по торговой части, затем имел собственную довольно крупную торговлю в Нарве. В 1923 году переехал в Васькнарву, где одно время заведовал отделением а/о «Нарва Импорт», потом имел собственную торговлю. Экономический кризис 1930-х годов вынудил прекратить собственное дело. Умер в 1935 году в Таллинне.

Мать в основном занималась домашним хозяйством. Умерла в 1938 году в Таллинне.

Детство провёл в обеспеченной обстановке. Много путешествовал с родителями. Был на Кавказе, в Крыму, на Волге, в Москве, в Петрограде. Очевидно, опасаясь немецкой оккупации, в конце 1916 года отец послал нас с матерью в Саратов, где у него были партнёры по коммерческой части. Октябрьская революция на время разделила нас, но в 1918 году мы оптировались к отцу в Эстонию.

В 1925 году я с матерью поехал в Ленинград, где жили её братья. Отец тоже собирался переехать, так как имел коммерческие дела с Поволжьем и, по-видимому, рассчитывал на НЭП (новую экономическую политику, разрешившую частное предпринимательство), предполагая возобновить деятельность в России.

В Ленинграде я учился и закончил 51 Советскую Единую трудовую школу II ступени (курс гимназии). В 1928 году мать всё-таки решила вернуться в Эстонию. Исхлопотав разрешение, в конце 1928 года возвратились. До 1930 года жил с родителями в Васькнарве, помогал отцу по его торговой деятельности. С 1931 по 1932 год проходил обязательную военную службу в эстонской армии в Раквере и в Нарве. После военной службы около года прожил в Васькнарве, а затем переехал на жительство в Таллинн. В Таллинне учился на Высших коммерческих курсах, однако кризисное время и безработица долгое время не давали возможности поступить на работу по специальности. Несколько лет работал на ткацкой фабрике «Ээсти Сийд».

С юношеских лет интересовался и много занимался литературой, философией, искусством. В Таллинне принимал деятельное участие в Русском Литературном Кружке. Публиковал статьи по литературоведению, выступал с докладами на литературных чтениях.

Особое внимание уделял изучению Востока, что в конечном счёте привело к письменным контактам с известным русским художником, учёным и путешественником Николаем Константиновичем Рерихом, проживавшим с 1923 года в Индии.

В 1937 году устроился на работу в книготорговую фирму «Тээкооль» в Таллинне, при которой было отделение (представительство) от советской книготорговой фирмы «Международная Книга». Заведовал отделением русской книги, организовал русские представительства «Тээкооль» с продажей советских книг и периодической печати в Тарту, Нарве, Петсери. Значительно увеличил обороты фирмы «Тээкооль» в данной области книготорговли.

В 1938 году женился.

Жена - Галина Васильевна Беликова, урожденная Махова, родилась в 1910 году в Васькнарве. С женой познакомился ещё там в 1929 году. В 1935 году жена окончила Тартуский университет по факультету сельского хозяйства (агрономия). Желая перейти на педагогическую деятельность, поступила дополнительно в Таллиннский педагогиум и окончила его в 1937 году. С тех пор, до выхода на пенсию, работала педагогом в Таллинне. Родители жены родом из Васькнарвы, отец умер в 1943 году, мать - в 1974 году в Козе-Ууэмыйза.

Дети: дочь, Елена Павловна Беликова, родилась в 1940 году, в замужестве Геймон, живёт в Таллинне, работает старшим инженером на полупроводниковом предприятии «Завод им. Пэгельмана».

Сын, Кирилл Павлович Беликов, 1942 года рождения. Живёт в Таллинне, работает токарем на предприятии ЭТКВЛ.

В 1940 году, с возрождением советской власти в Эстонии, получил предложение возглавить Эстонскую республиканскую контору «Союзпечать» («Аякирьяндуслийт»). В должности начальника конторы получил в начале войны бронь. Оказался в оккупированном немцами Таллинне. Из Таллинна с трудом удалось пробраться в дер[евню] Оонурме Тудулиннаского сельсовета Раквереского района. У родителей жены был там свой хутор, на котором они проживали, покинув в 1937 году село Васькнарва. Жена с ребёнком выехала туда в самом начале войны. Все военные годы удалось прожить там. Временами пришлось скрываться в лесу.

С освобождением Таллинна от немецкой оккупации немедленно выехал туда и был сразу же восстановлен в прежней должности начальника республиканской конторы «Союзпечать». Организовал заново сеть по распространению периодической печати. Из-за расстройства здоровья стал искать менее ответственную и менее напряжённую деятельность. В 1946 году перешёл на должность старшего ревизора Эстонского республиканского отделения «Особторга», а в 1948 году - на должность главного бухгалтера Центрального совета спортивного общества «Калев», где проработал до 1955 года.

Стремясь из-за состояния здоровья (болел туберкулезом лёгких) переехать в сельскую местность, предложил свои услуги в Министерстве сельского хозяйства ЭССР и был назначен главным бухгалтером Амблаской МТС. Из-за реорганизации системы МТС перевёлся в Таллинн на должность начальника планово-финансового отдела Эстонского управления «Гидрометслужбы». В 1961 году опять перешел в систему реорганизованной «Сельхозтехники» и с апреля 1961 года переехал в Козе-Ууэмыйза, где работал в должности главного бухгалтера Козеского отделения «Эстсельхозтехники» до выхода на пенсию в августе 1971 года.

Параллельно с экономической трудовой деятельностью всегда так или иначе занимался литературой, искусством, философией. Публиковал библиографические обзоры в газете «Советская Эстония». Однако по основной интересовавшей теме долго шёл процесс накопления. Архив по жизни, творчеству и деятельности известного художника, учёного и международного общественного деятеля Н. К. Рериха стал собирать с середины 1930-х годов. В этой области имел и возобновил в середине 1950-х годов обширную переписку с музеями и обществами имени Н. К. Рериха в США, Великобритании, Индии.

В 1957 году из Индии в СССР возвратился старший сын художника, всемирно известный востоковед Юрий Николаевич Рерих, с которым я переписывался ещё в 1930-х годах. Личные контакты с Ю. Н. Рерихом и его братом, художником Святославом Рерихом, постоянно проживающим в Индии, значительно расширили мой архив. В настоящее время он доходит до 4000 единиц хранения различных документов, публикаций, фотографий в оригиналах и копиях. По существу он является крупнейшим архивом по Н. К. Рериху в Советском Союзе. В связи с этим им широко пользуются советские востоковеды и искусствоведы. Международная гуманистическая и просветительская деятельность Н.К.Рериха и членов его семьи привлекает к себе всё больший и больший интерес во многих странах мира и особенно на его родине в СССР, и в Индии, где он жил с 1923 года и где скончался в 1947 году. Исследования в этой области и составляют мои основные интересы и являются основной творческой деятельностью за последние двадцать лет. Результаты этой деятельности перечисляю в приложении. Прилагаю также снимки изданий и некоторых публикаций, так как дубликатов на руках не имею и представить их затрудняюсь. Прилагаю также несколько своих фотографий.


Беликов Павел Фёдорович

Козе-Ууэмыйза, 17 мая 1978 г.




Опубл.: Беликов П.Ф. Непрерывное восхождение // Сб. к 90-летию со дня рождения Павла Фёдоровича Беликова (1911-1982). Том I. М., 2001, с. 11-14.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 13:29 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/08_srch.htm

Алла Беликова

ИЗ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА


Павел Фёдорович Беликов - мой свёкор - родился 29 июля 1911 года в городе Нарва.

Его отец - Беликов Фёдор Александрович, русский, занимался торговлей. Тихий, честный человек. Мать - Аатонен Мария Матвеевна, ингерманландка, была хороша собой, с необыкновенно длинными ресницами, красивой осанкой и достойной манерой держаться. Умная, энергичная, после замужества самостоятельно организовывала женские кружки. Любила путешествия, театры, концерты, одевалась экстравагантно (между прочим, Павел Фёдорович, несмотря на дефицит в торговле советского времени, умел одеться неброско и элегантно, любил рубашки светло-кофейного цвета и сам их разыскивал).

Брак был неравный, но своенравная красавица ставила условия жениху и не соглашалась венчаться без выезда с тройкой белых лошадей. Жили на широкую ногу, ездили на Кавказ, в Крым. Во время первой мировой войны отец отправил Павлика с матерью в Саратов, к брату матери, и следом - два вагона с вещами, библиотекой, роялем. Но в пути всё пропало. В Эстонию вернулись через два года, в 1918 году.

В 20-е годы осели в Васькнарве (ранее Сыренец). Павлик (так звали в семье) с 1925 по 1928 год учился в школе в Петрограде. Дела в торговле не налаживались, и, в конце концов, отец разорился, но Мария Матвеевна не стала экономнее. Она была ещё очень привлекательной и такой же энергичной женщиной. Вскоре семья распалась.

Мария Матвеевна поселилась в Таллинне, держала небольшую столовую, материально приходилось нелегко, но она старалась придерживаться прежнего уровня жизни. Стол неизменно сервировался с изыском и аккуратностью, хотя на нём было больше посуды, чем еды.

Павел Фёдорович помогал отцу в торговле. За что ни брался - во всё вникал, обладал организаторскими способностями.

В начале 30-х годов отец с сыновьями переехал в Таллинн, с работой было очень сложно, братья стали работать на ткацкой фабрике. В 1933-1935 годах П.Ф. заболел туберкулёзом, лечился в санатории, весил 53 килограмма. Очень помог ему доктор Феликс Лукин из Риги. Впоследствии своими лекарствами поддерживал Гаральд Лукин, особенно в 70-е годы, когда у П.Ф. обнаружили стенокардию. Гаральд Феликсович был его самым близким другом.

Младший брат Павла Фёдоровича - Александр, после прихода немцев в Эстонию в 1941 году пропал без вести.

П.Ф. говорил, что с юных лет тянулся к увлечённым людям, у которых мог получить новые знания, много читал, увлекался философией, любил писать письма. Его мама шутила: «Ты никогда не станешь богатым - слишком много тратишь на марки и конверты».

В Таллинне он близко сошёлся с писателем В. Гущиком, поэтом Б.Тагго-Новосадовым, молодой поэтессой Ю.Ивановой, знал поэта М.Сидорова, был активным участником русского литературного кружка при обществе "Витязь", в разговорах упоминал фамилии Ю.Иваска, Н.Рудниковой. С Игорем Северяниным был знаком шапочно, восхищался природой данными Северянину чувством рифмы и ритма.

С 1936 года началась переписка Павла Беликова с Н.К.Рерихом, жившим в Индии. Причём Н.К. первым обратился к Павлу Фёдоровичу с письмом.

В 1937 году П.Ф. предложили работу в книготорговой фирме «Тээкооль», где было отделение «Международной книги», вскоре он стал заведующим отделом, увеличив оборот торговли в десять раз. «Международной книгой» назывался кооператив фирм по продаже книг за границу, куда поступала печатная продукция из России. Русским эмигрантам, разбросанным по всем странам мира, было удобнее заказывать книги в Эстонии, со скидкой до 40 процентов, чем непосредственно из Советской России. Работа дала возможность знакомства с самыми разнообразными, интересными людьми.

Работая в «Тээкооль», Павел Фёдорович получал 300 крон (зарплата начислялась с оборота) - по тем временам очень приличная сумма. Оклад рабочего тогда составлял 60 крон.

Перед войной Павел Фёдорович с женой Галиной Васильевной смогли снять четырёхкомнатную квартиру в престижном районе города «Кадриорг», держали прислугу.

Вернувшись в Таллинн в 1944 году, поселились в квартире сестры Галины Васильевны. Её муж был на фронте, погиб под Великими Луками. В этой квартире, в тихом районе в центре Таллинна Беликовы задержались до 60-х годов.

…Люди уходят на пенсию, чтобы отдыхать, Павел Фёдорович - чтобы трудиться. Теперь он полностью мог посвятить себя увлечению, которому он не изменял с юношеских лет - литература, восточная философия, история искусства стали основной базой его дальнейших трудов и устремлений.

Он планировал свой день и чётко придерживался определённого ритма, хотя для постороннего взгляда вся эта система выглядела естественным ходом жизни. Каждый день вмещал в себя и серьёзную научную работу, и обширную переписку, и дела по хозяйству, и обязательные прогулки по окрестностям, и отдых с книгой.

Определённого распорядка и образа жизни П.Ф. стал придерживаться, примерно, с 45 лет. В это время он познакомился и сдружился с местным психотерапевтом Вольдемаром Карловичем Пабсоном - человеком серьёзным и увлечённым, пропагандистом метода сознательного самовнушения Э.Куэ, и здорового образа жизни. Пабсон скончался в 1959 году. К этому времени у П.Ф. созрело окончательное решение переехать в сельскую местность на постоянное жительство, подальше от городской суеты, где бы он смог всё свободное время посвятить любимому делу. Как раз поступило предложение работы в Аравете, а затем в Козе-Ууэмыйза главным бухгалтером «Эстсельхозтехники» Козеского отделения. Дети вспоминают, как П.Ф. переезжал, вещи грузили в машину и самое главное письменный стол-бюро, который купили по случаю на распродаже мебели с почты. В любом доме у него всегда был свой угол с письменным столом, за которым он проводил большую часть времени. Жена осталась с детьми в Таллинне, а после выхода на пенсию переехала к нему в Козе-Ууэмыйза.

Вот как складывался его день в Козе-Ууэмыйза после выхода на пенсию.

Подъём, небольшой комплекс асан, который составил для него знакомый врач-гомеопат из Москвы, облегчённый вариант для пожилых людей.

Завтрак и одновременно новости по радио (местные, BBC, «Голос Америки»). Говорил: «Надо иметь разнообразную информацию, но выводы делать самому».

8.30 - 12.00 Работа за письменным столом.

12.00 Прогулка на почту за корреспонденцией, в магазин за продуктами, по возращении лёгкий второй завтрак - чай с бутербродом (фирменный - с сыром, украшенный соленым огурцом или помидором). Знал тонкости заварки чая, каждый раз заваривал свежий, иногда смешивал чаи различных сортов. Смаковал чай, привезённый Л.В.Шапошниковой из Индии.

Очень любил томаты (так на эстонский манер называли помидоры). Ещё бурые срывал их в парнике, заворачивал в газету и прятал в тёплое местечко в шкафу - чтобы быстрее доходили. Припрятывать приходилась от профессионального взгляда жены-агронома Галины Васильевны, которая настаивала на созревании плодов естественным путём, под солнцем. Строгость, конечно же, была наигранная, и жена очень радовалась рано и внезапно появившемуся красному помидору.

В почтовое отделение Павел Фёдорович ходил каждый день. Там шутили, что почта будет работать, даже если в Козе-Ууэмыйза останется жить один Беликов. Переписка была обширная - Индия, Америка, Австрия, Германия, Англия, Болгария, не считая корреспондентов на территории бывшего СССР.

В праздники получали до 300 поздравлений.

После инсульта, когда правая рука стала плохо действовать, письма печатал левой рукой на машинке, а конверты доверял подписывать внучке (с 1968 по 1982 год мы жили там каждое лето и выходные дни зимой).

Святослав Николаевич Рерих о своём приезде в Союз всегда извещал П.Ф.Беликова предварительной телеграммой и Павел Фёдорович неотлучно находился при нём во время каждого визита. Обычно, ездил один (после инсульта с сыном Кириллом).

Выписывали журналы: «Новый Мир», «Москва», «Наш современник», «Иностранная литература», «Вопросы философии», «Литературную газету», «Книжное обозрение», «Наука и жизнь». В то время подписка была ограничена, в сельской местности на почтовое отделение выделяли по одному экземпляру каждого журнала, кроме Беликова в эстонском посёлке никто подпиской на русскую периодику не интересовался. Научные книги и журналы читал с карандашом в руках, делал закладки и выписки на карточки в свою картотеку.

Самообразование было постоянным процессом для П. Ф. Беликова. Понимая недостаток филологического образования, П.Ф. самостоятельно проштудировал курс обучения на филологическом факультете по плану Тартуского Университета (исключая историю КПСС и т.п.).

Павел Фёдорович следил за новинками художественной литературы, имел вкус к слову, любил и разбирался в поэзии. В беседе часто цитировал любимые строки. Внучке Гале вместо сказки на ночь читал стихи любимых поэтов - А.Блока, Б.Пастернака, Н.Гумилёва, А.Ахматовой, И.Бродского…

Теперь понимаю (раньше это не осознавалось), в доме не было пустых разговоров, т.н. болтовни. Не принято было говорить о своих болезнях при людях, о деньгах, о стоимости покупок, обсуждать чужую жизнь и т.п. Хотя жили расчётливо и планировали свой бюджет, где обязательно учитывались летние путешествия (план маршрута составляли заранее, во время поездки не засиживались на одном месте). В течение дня каждый занимался своими делами, случалось, встречались только за столом.

Из детства Павел Фёдорович часто вспоминал путешествие по Волге и Кавказу. Когда получил гонорар за книгу «Рерих» в серии «ЖЗЛ», сделал своим взрослым детям подарок - вместе с дочерью Еленой и сыном Кириллом они проплыли на теплоходе от Москвы до Волгограда и побывали на Кавказе.

Днём. Отдых с книгой, лежа на диване (летом на шезлонге под яблонями). Перед обедом или вечером в летнее время небольшие работы в саду («чтобы не засиживаться»), зимой за письменным столом (с минутными перерывами на лёгкую гимнастику). Вокруг дома был небольшой сад. Основную работу в саду и огороде делала жена Галина Васильевна, по первой профессии агроном (Тартуский Университет), по второй - учитель естествознания (Таллиннский Педагогиум).

17.00. Обед. Обычно, Павел Фёдорович готовил его сам (когда приезжали дети, то передавал им свои полномочия) очень быстро и вкусно.

Стол был вегетарианским, П.Ф. шутил: «Сегодня у нас суп-фантазия». Все овощи и фрукты были со своего огорода. Гостей угощали клубникой со сливками - десерт, который в контексте небольшого эстонского посёлка в советские времена вызывал удивление западных гостей. Галина Васильевна пекла пироги и фирменные лепёшки. Обязанности по дому были распределены между супругами равномерно. Павел Фёдорович говорил: «Если я не буду заниматься домашними хлопотами, то без движения просижу за письменным столом целый день».

Завтракали на скорую руку на кухне (в будние дни), для обеда всегда накрывали стол в столовой, обедали вместе. Посуду мыла Галина Васильевна, вытирал Павел Фёдорович.

После обеда. Прогулка с женой по окрестностям. В зависимости от погоды и самочувствия выбирался маршрут - «большой круг», «маленький кружок» или «маленький с хвостиком». Такие вечерние прогулки были традицией ещё со времён жизни в Таллинне. Соседи до сих пор вспоминают немолодую пару, гуляющую по вечерам.

Вечером. Чаепитие. Телевизор смотрели мало. Исключение составляли новости и любимые «Очевидное - невероятное», «Кабачок 12 стульев». Вечерами слушали пластинки: классическую музыку, романсы, танго Строка, Вертинского, Окуджаву, Шульженко. Галина Васильевна играла на фортепьяно.

В молодости Павел Фёдорович и сам играл на гитаре и пел. Уже без гитары, в наши времена, он часто напевал русские романсы или песни Вертинского.

Спать укладывались часов в десять вечера. Павел Фёдорович очень долго читал, свет в его комнате горел до 1-2 ночи. Сначала художественная литература, а перед самым сном обязательно 30 минут посвящались «Живой этике».

Распорядок почти не менялся, даже по праздникам - обязательные четыре часа за письменным столом.

Павел Фёдорович не употреблял алкоголя и даже на нашей свадьбе пил только лимонад, любил марку «Байкал», с иронией относился к пышным празднествам по случаю дня рождения (к праздникам «по самому себе»).

Галина Васильевна (в девичестве Махова) была воспитана в религиозной семье.

Её отец был церковным старостой (в 1940 году сослан в Сибирь, где скончался в 1943 году), поэтому главные церковные праздники - Рождество и Пасха всегда отмечались. К 24 декабря наряжали пушистую ёлку, на Пасху пекли куличи, в специальной разъёмной форме готовили творожную заварную пасху (каждому по вкусу - кому с цукатами, кому с изюмом). Павел Фёдорович всегда внимательно рассматривал художества внуков по покраске пасхальных яиц и выносил своё одобрение удачному подбору цветов или замысловатым сюжетам.

Павел Фёдорович часто ездил по делам в Москву и Ленинград, возвращаться любил в воскресенье, чтобы вся семья была в сборе. Из поездок всегда звонил и присылал открытки, хотя отсутствовал не более недели. Обязательно привозил подарки всем членам семьи. Жене любил дарить шёлковые платки и шарфы. Однажды Галины Васильевна попросила привезти ей шляпу. Павел Фёдорович привёз пять шляпок разных фасонов и цветов. Кажется, ни одна не подошла, но огорчений по этому поводу не было. Галина Васильевна постоянно их мерила и восхищалась находчивостью мужа. Павел Фёдорович никогда не забывал выполнять просьбы и пожелания родных, и когда трёхлетняя внучка Галя заказала «курятник» (девочке очень нравились соседские цыплята), дедушка легко вышел из непростой ситуации, привезя десяток механических заводных кур и петушка. Разом завёл их, и все эти птицы клевали и кудахтали на радость внучке.

А как он сам принимал подарки! Даже самоделки от внуков так, как будто это самая необходимая для него вещь…

В Козе-Ууэмыйза очень часто (особенно летом) приезжали гости. После выхода в 1972 году книги «Рерих» в серии «ЖЗЛ», потянулись не только почитатели Н.К., но и жаждущие новых встреч, интересующиеся восточной философией и просто русская интеллигенция. Приезжали и совершенно незнакомые люди, получившие адрес Беликова в издательстве или у друзей.

С приездом гостей, день, естественно, выбивался из чёткого плана, но Павел Фёдорович был рад всем. Принимали, потчевали лепёшками со сметаной или топлёным маслом. Вели неторопливые беседы за столом, а потом совершали прогулку по великолепному парку вокруг мызы барона Юкскюля и к полуразрушенной часовне в излучине двух рек. Потом Павел Фёдорович с гостями уединялись в кабинете для личных бесед. Какой бы серьёзной ни была затронутая тема, всегда оставалось место шутке. Павел Фёдорович был человеком весёлым, доброжелательным, с тёплым чувством юмора. Ровный в отношениях с людьми разных социальных слоёв, в каждом видел что-то милое и хорошее. Разговор строил на том, что интересует собеседника, своего мнения не навязывал, но дипломатично отстоять его умел всегда, если же чувствовал устремление, живой, глубокий интерес - протягивал руку, бескорыстно делился всем, что имел. Не каждый мог предположить, как широк мир этого скромного и по-хорошему делового человека.

Из России гости привозили редкие книги, перепечатки - их невозможно было послать почтой, просто для прочтения, в следующий приезд или с оказией книги передавались дальше. Также широко пользовались библиотекой Павла Фёдоровича. Активная молодёжь использовала редкие книги для самиздата, для этого книги расшивали, снимали обложки, иногда книги «терялись». П.Ф. шутил по этому поводу: «Видимо эта книга им нужней, чем мне». В общении он был очень лёгким человеком, не заострял внимания на мелких житейских проблемах, все шероховатости старался свести к шутке. Павел Фёдорович приветствовал всё то, что в 60-70-е гг. появлялось в печати о Н. К., активно содействовал этому и снабжал авторов бесценными материалами и идеями.

Таллинн. 2011


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 13:45 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/01_srch.htm

Алексей Анненко

П.Ф.БЕЛИКОВ
Краткая хронология жизни и деятельности


1911, 29 июля - родился в старинном городе Нарва.

Отец - Фёдор Александрович Беликов (родом из Великолукского уезда Псковской губернии), мать - Мария Петровна (урождённая Аатонен, родилась в Нарве). Детство провёл в обеспеченной обстановке, путешествовал с родителями (Кавказ, Крым, Волга, Москва, Петроград).

1916 - поездка с матерью в Саратов.

1918 - возвращение в Эстонию.

1925 - 1928 - учёба в Ленинграде, закончил 51 Советскую единую трудовую школу II ступени (курс гимназии).

1928 - 1930 - работал с отцом в Васькнарве (Сыренец). В 1929 году - знакомство с Галиной Маховой, местной жительницей, будущей супругой.

1931 - 1932 - проходил обязательную военную службу в эстонской армии в Раквере и в Нарве.

1932 - 1933 - жил в Васькнарве.

1933 - 1935 - переехал на жительство в Таллинн, учёба на Высших коммерческих курсах. Работа на ткацкой фабрике «Ээсти Сийд» («Эстонский шёлк»). Участие в деятельности русского Литературного кружка. Знакомство с творчеством Н. К. Рериха.

1936 - получил письмо Н. К. Рериха от 5 октября 1936 года. Началась переписка с Н. К. Рерихом и Ю. Н. Рерихом, стал собирать архив, посвящённый жизни и деятельности Н. К. Рериха; начинает сотрудничать с членами рериховских обществ Прибалтики (Р. Я. Рудзитис, Г. Ф. Лукин и другие).

1937 - перешёл на работу в книготорговой фирме «Тээкооль» в Таллинне, при которой было отделение (представительство) от советской книготорговой фирмы «Международная Книга». Заведовал отделением русской книги, организовал русские представительства «Тээкооль» с продажей советских книг и периодической печати в Тарту, Нарве, Петсери.

1938 - в сборнике «Поток Евразии»» опубликовал статью «Пушкин и государственность». Женился. Галина Васильевна Беликова (Махова) в 1935 году закончила Тартуский университет по факультету сельского хозяйства (агрономия). В 1937 году окончила Таллиннский педагогиум. Работала педагогом в Таллинне.

1939 - принимал активное участие в деятельности Общества эстонско-советского сближения.

1940 - родилась дочь Елена.

1940 - возглавил Эстонскую республиканскую контору «Союзпечать» («Аякирьяндуслийт»).

1941 - 1944 - получил в начале войны бронь. Из оккупированного немецкими войсками Таллинна удалось пробраться на хутор Вахтрамуру, где с семьёй прожил военные годы.

1942 - родился сын Кирилл.

1944 - восстановлен в прежней должности начальника республиканской конторы «Союзпечать».

1946 – 1961 – перешел на должность старшего ревизора Эстонского республиканского отделения «Особторга»; работал главным бухгалтером Центрального совета спортивного общества «Калев»; Амблаской МТС Министерства сельского хозяйства ЭССР. Затем (после реорганизации МТС) – начальником планово-финансового отдела Эстонского управления «Гидрометслужбы». В 1961 году перешел в систему реорганизованной «Сельхозтехники».

1957, июнь - встречается с директором Третьяковской галереи (предлагает увеличить количество картин Н. К. Рериха в постоянной экспозиции).

1958 - 1960 - посещение выставок картин Н. К. Рериха; встречи и сотрудничество с Ю. Н. Рерихом, знакомит его с первыми главами рукописи «Основные проблемы восточной философии и диалектический материализм: опыт сравнительного изучения».

1960 - встречается с Ю. Н. Рерихом, участвует в похоронах Ю. Н. Рериха (23 мая). Написал небольшую статью «Светлой памяти Юрия Николаевича Рериха». Обсуждает перспективы сотрудничества с С. Н. Рерихом и Девикой Рани-Рерих. Знакомится с З. Г. Фосдик. В ноябре участвует в похоронах Р. Я. Рудзитиса.

1961 - переехал в Козе-Ууэмыйза (апрель), где работал главным бухгалтером Козеского отделения «Эстсельхозтехники» до выхода на пенсию (август 1971 г.). Устанавливает сотрудничество и переписку с музеями и обществами имени Н. К. Рериха США, Великобритании, Индии и других стран. Работает над книгой «Рерих-мыслитель».

1965 - в Бангалоре (Индия) в сборнике «Святослав Рерих» выходит статья о художнике (на англ. яз.).

1967 - выходят предисловие и комментарии к публикации очерков «Н. К. Рерих. Моя жизнь» в журнале «Наш современник» (№ 7).

1968 - публикует статью «Рерих и Горький» и исследование «Библиография произведений Н. К. Рериха» в сборнике «Ученые записки Тартуского университета».

1971 - выходят предисловие и примечание к публикации очерков Н. К. Рериха «Листы дневника» в историко-биографическом альманахе серии «Жизнь замечательных людей» «Прометей».

1972 – публикует статью «Николай Рерих и Индия» в сборнике «Страны и народы Востока». Выходит книга «Рерих» в серии «Жизнь замечательных людей», написанная в сотрудничестве с В. П. Князевой. Вместе с детьми совершает путешествие по Волге и Кавказу. После выхода в свет книги «Рерих» в Козе-Ууэмыйза началось паломничество людей, желающих познакомиться с автором и получить дополнительные сведения. Среди них – Л. В. Шапошникова, Р. А. Григорьева, Ю. А. Горбачёв, В. М. Сидоров, М. А. Мокульский, Ю. В. Линник, Е. Г. Сойни, М. Т. Кузьмина, А. Д. Алёхин, Е. И. Полякова, М. М. Богуславский и другие.

1973 - начал работу над книгой «Рерих (Опыт духовной биографии)» (издана в 1994 году).

1974 – вместе со съемочной группой фильма о Н. К. Рерихе студии «Киевнаучфильм» посещает Москву, Ленинград, Старую Ладогу, Извару, Валаам, Остров, Изборск, Таллинн (лето). Встречается с С. Н. Рерихом и Девикой Рани-Рерих, участвует в праздновании 100-летия со дня рождения Н. К. Рериха в Москве и Ленинграде, в подготовке к созданию мемориального музея Н.К. Рериха в Изваре. Выходит книга «Н. К. Рерих. Из литературного наследия», изданная по инициативе и при непосредственном участии П. Ф Беликова, статья «О литературном наследии Н. К. Рериха».

1975 – встречи с С. Н. Рерихом и Девикой Рани-Рерих; в июне встречи и выступления в Новосибирске в связи с выставкой картин Н. К. Рериха в Академгородке. Поездка в Улан-Удэ. Начинает работу над книгой «Святослав Рерих. Жизнь и творчество» (издана в 2004 году).

1976, 25-27 октября - участвует в первой Всесоюзной конференции «Рериховские чтения: К 50-летию исследования Н. К. Рерихом Алтая» в Новосибирске, выступает с докладом «Последняя научно-исследовательская экспедиция Н. К. Рериха».

1977 – публикует статью «Институт "Урусвати (Научная деятельность Н. К. Рериха и Ю. Н. Рериха в Индии) в сборнике «Страны и народы Востока» (совместно с Шапошниковой Л. В.).

1978 – в июне встречается с С. Н. Рерихом и Девикой Рани-Рерих в Москве; публикует статьи «Пакт Н. К. Рериха по охране культурных ценностей» и «В Гималаях» в сборнике научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств Академии художеств СССР «Н. К. Рерих. Жизнь и творчество», «Принадлежит моей родине» (о творчестве С. Н. Рериха) в журнале «Огонёк».

1979, 17-19 октября - участвует во второй Всесоюзной конференции «Рериховские чтения» в Новосибирске, посвящённой 50-летию Института «Урусвати», выступает с докладом «Личное участие членов семьи Н. К. Рериха в работе института «Урусвати».

1979, 29 ноября - в результате длительного переутомления перенёс ишемический инсульт.

1981 - в июне встречается с С. Н. Рерихом и Девикой Рани-Рерих в Москве; консультирует авторов фильма «Рерих» творческого объединения «Экран» Гостелерадио СССР.

1982 - в журнале «Огонёк» выходит интервью «Величайший победитель в битве…», посвящённое памяти Ю. Н. Рериха (№ 9). Ушёл из жизни в Таллинне 15 мая. Похоронен на Александро-Невском кладбище, где на могиле установлен надгробный памятник с изображением знака Знамени Мира и надписью «Pax Kultura».

1983, 17 августа - первовосходителями в честь П. Ф. Беликова вершина Горного Алтая названа «Пик Беликова».


Вложения:
Беликов_1.jpg [8.02 KiB]
Скачиваний: 3315
Беликов_2.jpg [9.6 KiB]
Скачиваний: 3315
Беликов_3.jpg [16.45 KiB]
Скачиваний: 3315
Беликов_4.jpg [12.89 KiB]
Скачиваний: 3315
Беликов_5.jpg [12.51 KiB]
Скачиваний: 3315
Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 14:14 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/03_srch.htm

Л.А.Андросова, Н.Д.Спирина

ПАВЕЛ ФЁДОРОВИЧ БЕЛИКОВ - ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА Н.К.Рериха


15 мая 1982 года ушёл из жизни Павел Фёдорович Беликов, крупнейший исследователь жизни и творчества Н.К.Рериха и его семьи, неизменный участник «Рериховских Чтений».

Всю свою писательскую деятельность, выдающийся талант оратора и публициста посвятил он великому служению, раскрывая и показывая духовную красоту и многогранное богатство творчества каждого члена семьи Рерихов. Через всю свою жизнь, как драгоценное зерно, пронёс П.Ф.Беликов веру в духовную мощь и силу человека и его разум, призыв к духовному совершенствованию человека, к расширению его сознания.

П.Ф.Беликов родился 29 июля 1911 г. в г.Нарва Эстонской ССР. Образование получил в Ленинграде. С 1932 г. принимал деятельное участие в литературных организациях, выступал с докладами, печатался в местных газетах и журналах, давал библиографические обзоры советских книг. С 1937 года возглавил представительство советской книги в Эстонии, «Международная книга».

Будучи по характеру работы в курсе советской востоковедческой литературы, помогал Николаю Константиновичу Рериху и его сыну Юрию приобретать интересующие их книги. В Индии, тогда ещё Британской колонии, распространение советских книг было ограничено колониальными властями.

Личное знакомство с членами семьи Рерихов, переписка с ними во многом определили жизненный путь П.Ф.Беликова. С середины 30-х годов его основные интересы сосредоточились на творчестве и культурной и общественной деятельности Н.К.Рериха. Тогда же было положено начало сбору различных материалов о нём. В настоящее время архив, собранный П.Ф.Беликовым, составляет около 4 тысяч документов, статей, фотографий, отображающих с наибольшей полнотой творческую деятельность семьи Рерихов.

В 1968 году П.Ф.Беликовым была опубликована первая библиография литературных трудов Н.К.Рериха. Позднее в соавторстве с искусствоведом В.Князевой Беликовым была написана первая полная биография Н.К.Рериха, изданная в серии «Жизнь замечательных людей» и переведённая впоследствии на бенгальский, непальский, румынский и литовский языки.

Для юбилейного издания к 100-летию со дня рождения великого художника написан биографический очерк и создана подборка из его «Листов Дневника». П.Ф.Беликов осуществляет редактирование сборника «Рерих. Жизнь и творчество», изданного в 1978 году, куда он даёт три свои статьи. П.Ф.Беликов консультирует фильм «Рерих», созданный на документальной студии Киевского «Научфильма».

В 70-х годах статьи и очерки П.Ф.Беликова появляются во многих сборниках и альманахах страны. Среди них «Страны и народы Востока», «Контекст», «Памятники Отечества», «Прометей» и другие. В это же время им читается множество докладов о жизни и творчестве семьи Рерихов в Академии Художеств СССР, в Московском и Новосибирском Домах Учёных, в Русском Музее, в обществе «Знание», на «Рериховских чтениях» в Новосибирске. Павел Фёдорович начал, но не успел закончить книгу о жизни и творчестве Святослава Рериха.

Большую помощь оказал Павел Фёдорович в организации работ при установлении контактов с бывшим Институтом гималайских исследований Рерихов «Урусвати», обеспечивал всеми необходимыми материалами и документами, вёл постоянную переписку со Святославом Рерихом, был его доверенным лицом и секретарём во время пребывания С.Н.Рериха в Советском Союзе.

Своими знаниями и мыслями Павел Фёдорович широко и щедро делился. Особенно много почитателей его многостороннего дарования было среди молодёжи. На прекрасных обликах семьи Рерихов воспитывал он молодое поколение.



БИБЛИОГРАФИЯ ОСНОВНЫХ ТРУДОВ П.Ф.БЕЛИКОВА



1. Великое искусство Святослава Рериха. «Святослав Рерих», Бангалор, Индия, 1965. (на англ.яз.)

2. Публикация «Листов Дневника» Н. К. Рериха (совместно с В.Нечаевым). «Наш Современник», М., 1967, № 7.

3. Рерих и Горький. «Ученые записки Тартуского Университета», вып. 217, Тарту, 1968.

4. Библиография литературных трудов Н. К. Рериха. Там же.

5. Публикация очерков Н. К. Рериха с предисловием и примечаниями. Альманах «Прометей», М., том 8, 1971.

6. Рерих (в соавторстве с В. Князевой), серия «Жизнь замечательных людей», М., 1972 (второе издание 1973).

7. То же, на литовском языке. Изд. «Вага», 1975.

8. То же, на языке непали. Изд. «Прогресс», 1979.

9. То же, на языке бенгали. Изд. «Прогресс», 1979.

10. То же, на румынском языке. Изд. «Эдутуре Меридиане», Бухарест, 1980.

11. Николай Рерих и Индия. «Страны и народы Востока», вып. XIV, изд. «Наука», М., 1972.

12. Литературное наследие Н. К. Рериха (с изданием ранее не публиковавшихся статей Н. Рериха и примечаниями к ним). Сборник Института мировой литературы Академии наук СССР, «Контекст - 1973», М., «Наука», 1974.

13. Н. К. Рерих. Биографический очерк. «Н. К. Рерих. Из литературного наследия». М., «Изобразительное искусство», 1974.

14. Составление очерков цикла «Моя жизнь» Н. К. Рериха, комментарии к ним, библиография литературных трудов Н. К. Рериха и исследовательских трудов о нём, именной список к текстам Н. К. Рериха. Та же.

15. Рерих – исследователь Азии (совместно с академиком А. П. Окладниковым и Е. П. Маточкиным). «Сибирские огни», № 10, 1974.

16. Великое искусство Святослава Рериха. «Святослав Рерих», изд. Галерея Рериха, Нагар, Индия, 1974.

17. Свет таланта. К выставке С. Рериха. «Байкал», № 5, 1975.

18. Правда мудрой красоты. «Правда Бурятии», 20 мая 1975.

19. Уран Беличеп Уайндер. (К выставке С. Рериха в Улан-Удэ), на бурятском языке. «Буряад Унэн», 28 июня 1975.

20. Последняя научно-исследовательская экспедиция Н. К. Рериха. «Рериховские чтения», Новосибирск, 1976.

21. Институт «Урусвати». Научная деятельность Н. Рериха и Ю. Рериха в Индии. (Совместно с востоковедом Л. В. Шапошниковой). «Страны и народы Востока», вып. XIX, «Наука», М., 1977.

22. Пакт Рериха. «Памятники Отечества», кн.3. «Современник», М., 1977.

23. В Гималаях. «Н. К. Рерих. Жизнь и творчество». «Изобразительное искусство», М., 1978.

24. Пакт Н. К. Рериха по охране культурных ценностей. Там же.

25. Институт «Урусвати». (Совместно с Л. В. Шапошниковой). Там же.

26. «Принадлежит моей Родине». «Огонёк», № 36, 1978.

27. Личное участие членов семьи Н. К. Рериха в работе института «Урусвати». «Рериховские чтения», Новосибирск, 1980.

28. «Величайший победитель в битве...» «Огонёк», № 9, 1982.



Опубликовано: Л.А.Андросова, Н.Д.Спирина. Павел Федорович Беликов – исследователь творчества Н.К.Рериха. Бурятский Институт Общественных наук СО АН СССР, Институт Истории, Филологии, Философии СО АН СССР, Комиссия по Востоковедению СО АН СССР. Новосибирск, 1983.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 22:48 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/04_srch.htm

Кирилл Беликов

НЕПРЕРЫВНОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ


Жизнь моего отца Павла Фёдоровича Беликова - это непрерывное восхождение к вершинам Духа, восхождение, преобразовавшее не только самого Павла Фёдоровича, но и культурную жизнь России.

Официальные сведения о его образовании приводятся в краткой автобиографии: Единая трудовая школа (курс гимназии) в Ленинграде и Высшие коммерческие курсы в Таллинне (остались незаконченными [1]). Но она не отражает огромный труд отца над самообразованием, начиная с юных лет, увлечённое изучение многих философских школ и направлений, классической литературы и особенно поэзии. Обо всём этом можно узнать из писем отца к своей будущей жене - моей маме. Хочется процитировать несколько избранных мест из этой переписки. Вот какие мировоззренческие проблемы волновали Павла Фёдоровича в 23-24 года: «"...Путь парадокса - путь истины", - стал искать подтверждения. ...Разбиваю на школы, последовательно вытекающие одна из другой». «Беспредельность и конечность. Только соотношение этих антиподов и составляет правильное решение космологической проблемы...». «Мысли о бессмертии - не успокоение... В этом бессмертии не вижу ни минуты покоя, оно мне представляется путём более трудным и ответственным, чем теперешнее моё существование. Считаю трусостью отвергать бессмертие. Человеку страшно очутиться перед лицом Беспредельности со своим жалким багажом знаний. Он чувствует, что Беспредельность раздавит его, а смелости победить эту Беспредельность не хватает. Ведь: "Не быть гораздо легче, чем быть"».

Во многих письмах к моей матери отец рассуждает о религии, христианстве, Троице, смерти, перевоплощении. Он цитирует высказывания философов, писателей и поэтов. Особенно близки ему Кант, Фёдоров, Гумилёв, Гёте. Жаль, что нет возможности подробно осветить путь самообразования и самосовершенствования, проделанный отцом. Надеюсь, что когда-нибудь его эпистолярное наследие увидит свет, и процесс его духовного роста можно будет проследить воочию.

В 1930-е гг. отец вращается в литературно-художественных кругах Таллинна. Он выступает с докладами («Философия И.Канта», «Зло невежества», «Державин», «После прочтения первой книги "Листы Сада Мории" - Н.К.Рериха» и др.). Русская диаспора в Эстонии собрала в то время цвет интеллигенции, вынужденной покинуть родину. Сблизившись с эмигрантами-евразийцами В.Гущиком, Б.Тагго и др. и разделяя некоторые их философские взгляды, отец написал статью «Пушкин и государственность» для сборника «Поток Евразии». На мой взгляд, она актуальна и сегодня.

1930-е гг. в жизни отца - это и время увлечения поэзией, он посещает выступления Игоря Северянина и других поэтов. Тонко чувствуя и глубоко интересуясь поэзией, он не только выступал с докладами о литературе, но и сам писал неплохие стихи.

Мысли о России постоянно занимали отца. («Нравится нам и Ваше отношение к Родине...», - письмо Н.К.Рериха от 14.02.1939.) Это объединяло его с Рерихами, в трудах которых много говорилось о значении России, её особой миссии. Но иллюзий о жизни в сталинской России у отца не было. Некоторые связи с Россией сохранились, поступали сведения о жестоком режиме, о запуганности народа. Мой дед всегда говорил о Сталине, что это - не «отец народов», а «подлец», за что и был репрессирован в 1940 г. и умер в Сибири. Конечно, все последствия разгула сталинского мракобесия тогда ещё было трудно предвидеть. Жизнь в Эстонии, как теперь говорят, «русскоязычных» в те годы тоже не приходится идеализировать. Здесь всегда склонялись больше к Западу, а после репрессий 1940-х гг. отношения с восточным соседом стали ещё более натянутыми.

Переписка Н.К.Рериха с отцом началась в 1936 г. Сам отец так вспоминал об этом: «...Подготовил несколько докладов на тему о Рерихе. У Рериха в Таллинне были знакомые, через которых он узнал о моём увлечении и в 1936 году написал мне. Представьте же себе, он сам обратился ко мне! Мне тогда было 25 или 26 лет. Это письмо глубоко затронуло мои чувства. Я осознал, что способен на значительно большее. Началась переписка, завязались связи с его семьёй. Началась целенаправленная собирательская работа...» К этому времени отец уже серьёзно увлёкся Востоком, изучал историю, философию, религию и искусство восточных народов. Он знал о Рерихах и их трудах, поэтому легко включился в сферу их просветительской деятельности. По рекомендации Н.К.Рериха отец побывал в Латвии, познакомился с руководителем Общества Рериха в Латвии Рихардом Рудзитисом. Не без его влияния он организовал рериховский кружок у себя в Таллинне, стал заниматься распространением литературы, выпускаемой в Риге: трудов Н.К.Рериха и Е.И.Рерих, «Тайной Доктрины» Е.П.Блаватской, работ исследователей наследия Н.К.Рериха - художника и мыслителя. Официально Рериховское общество в Эстонии оформиться не успело. (Н.К.Рерих сам писал, что спешить не стоит.) Это, вероятно, и спасло эстонских последователей взглядов Н.К.Рериха от преследований в годы советского режима. В то время власти не вникали, «кто есть кто». Теософия, оккультизм и Агни Йога - всё подводилось под общую черту и считалось ими «проявлением враждебной идеологии». Почти все члены Общества Рериха в Латвии и Литве стали жертвами репрессий, были расстреляны или пополнили архипелаг ГУЛАГ. Отец вынужден был скрывать свои взгляды, заниматься исследованием творчества Рериха подпольно. Имея на руках такой «взрывоопасный» материал, как архив Рериха, он не только не уничтожил его, а, наоборот, заботился о его сохранности. К сожалению, некоторые архивные документы тоже стали жертвой сталинизма - пострадали, так как хранились в разных местах. И всё-таки большинство материалов чудом уцелело, несмотря на войну и тоталитарный режим.

Когда началась Великая Отечественная война, отцу как начальнику Союзпечати Эстонии была дана отсрочка от мобилизации. Предстояло эвакуировать имущество Союзпечати. Сам же он эвакуироваться не успел: в город вошли немецкие части и отрезали его от гавани, откуда уходили суда с людьми и имуществом. Вскоре кто-то донёс на отца немецкому командованию, его арестовали, но по пути в комендатуру ему удалось бежать. Лесными дорогами добрался он до хутора родителей своей жены, который находился недалеко от Чудского озера. Жизнь в этой глубинке тоже была неспокойной. Чудом избежал Павел Фёдорович немецкой мобилизации, заполучив, а вернее купив справку о том, что болен туберкулёзом и процесс ещё не окончился. Временами приходилось скрываться в лесу, ибо и среди своих, таких же окруженцев, находились предатели. По доносу одного из них был расстрелян немцами брат мамы. Отец случайно избежал подобной участи. Судьба словно специально хранила его для выполнения особой миссии на ниве культуры.

После войны помимо официальной деятельности - в Союзпечати Эстонии и в должности бухгалтера в различных организациях - отец старался наладить контакты с рериховцами, пополнял свой архив и много писал, как говорят сегодня, «в стол». Это было трудное время для рериховедения. Имя Н.К.Рериха открыто не произносилось, исследовательская работа в области его творчества под эгидой государственных учреждений не велась. Только в «хрущёвскую оттепель» отцу удалось наладить контакты с сыновьями Н.К.Рериха. С Юрием Николаевичем он встретился в Москве, после его возвращения в Советский Союз. Тогда же началась переписка со Святославом Николаевичем, длившаяся более 25 лет. После «оттепели» стало возрождаться и отечественное рериховедение. Вот тут-то и пригодился архив, собираемый и хранимый отцом ещё с середины 1930-х гг. Все первые советские публикации о Рерихах основывались на уникальных материалах этого архива. Отец никогда не придерживал что-то ценное для своих собственных работ, а щедро делился материалами с исследователями и радовался их успехам. Известные наши рериховеды - Князева, Сидоров, Шапошникова, Алёхин и многие другие - с благодарностью вспоминали эту щедрость Павла Фёдоровича.

В письме от 14.02.1939 г. Н.К.Рерих пишет отцу: «...Часто вспоминаем Вас и радуемся, что Вы стоите около книжного дела. Как это сейчас нужно и какие замечательные мысли у Вас могут зарождаться, наблюдая истинное положение книги и просвещения. Вы находитесь в центре борьбы за Свет и Познание. И сколько душевного и неотложного Вы можете сделать во время своей каждодневной работы. К Вам придут молодые, и Вы сумеете принять их и отеплить внимательным отношением. Вы разовьёте в себе терпимость и усмотрите в каждом наиболее ценную черту...»

Это предсказание-пожелание отец полностью осуществил. Скольким людям он помог увидеть истинные ценности жизни и посвятить себя служению Добру. Недаром люди тянулись к нему, писали множество писем и неизменно получали обстоятельные, аргументированные ответы. Это эпистолярное наследие велико и ждёт своего исследователя. В 1970-е гг. в Козе-Ууэмыйза - маленький посёлок в 40 км от Таллинна - началось настоящее паломничество почитателей творчества Рерихов. И со всеми отец щедро делился своими знаниями и материалами. К нему обращались и создатели документальных фильмов о Н.К.Рерихе Р.А.Григорьева, Ю.Н.Белянкин.

В 1970-е гг. отец приступил к работе над рукописью «Рерих-мыслитель» (естественно, опять «в стол»). И вдруг ему предложили [2] участвовать в написании книги о Н.К.Рерихе в серии «Жизнь замечательных людей» в соавторстве с ленинградским искусствоведом В.П.Князевой. Всех подробностей о процессе создания книги я не помню. Но, судя по переписке отца с В.П.Князевой и по воспоминаниям мамы, всё это доставило ему немало тяжёлых переживаний. Зная всю духовную жизнь Н.К.Рериха, он как мог сопротивлялся требованиям советской цензуры осудить Николая Константиновича за идеализм, за самобытность мышления, за преклонение перед именами, которые проклинала в то время советская философия. Во взаимоотношениях соавторов возникли сложности - слишком различными были их общественные позиции и взгляды. Приходилось много раз переделывать главы книги. Неоценимую помощь оказывал и Святослав Николаевич Рерих, которому отсылались для проверки и оценки главы книги. Когда же работа была завершена, Святослав Николаевич поздравил отца: «Вы прекрасно справились с очень трудной задачей. Поздравляю Вас от всей души...» Он прекрасно понимал все сложности того времени. Первая полная отечественная биография Н.К.Рериха положила начало широкому осмыслению его деяний для России и всего мира.

И всё-таки отец остался недоволен книгой. Это подтолкнуло его к работе над рукописью «Рерих. Опыт духовной биографии», где он широко использовал и архивные материалы, открытое обращение к которым в те годы было невозможным. Рукопись осталась незаконченной, но даже в таком виде она является ценным дополнением к книге, изданной в серии «Жизнь замечательных людей».

Архив отца и после его смерти продолжает служить людям. Правда, фонд Рерихов в этом архиве почти уже исчерпан исследователями. А вот фонд отца совсем не разработан: нам ещё предстоит знакомство с неизвестным П.Ф.Беликовым - писателем, поэтом, философом, книговедом и библиографом. Библиографией Павел Фёдорович занимался всю жизнь. Специалистам будет интересна такая подробность: в составлении библиографии литературных трудов Н.К.Рериха отцу помогал ещё при жизни сам Николай Константинович, а затем - его сыновья. Это труд многих лет, если не десятилетий. Своими работами в области библиографии Павел Фёдорович гордился не меньше, чем литературно-критическими трудами, и отмечал их в своей автобиографии. Полную сводку всех его работ - от обзоров книг в периодике до указателей - ещё предстоит сделать. Кроме печатных трудов, в архиве отца остались и неопубликованные работы, в частности, материалы о творчестве Н.К.Рериха и С.Н.Рериха за период с 1958 по 1978 г.

Подвижническая работа Павла Фёдоровича на ниве культуры не была отмечена никакими наградами. Но ей воздали должное почитатели семьи Рерихов. Летом 1983 г., когда Павла Фёдоровича уже не было в живых, альпинисты новосибирского Академгородка взошли на безымянный пик Алтая. Покорённой вершине дали имя «Пик Беликова». Через этот пик идёт дорога к вершинам семьи Рерихов.

Козе-Ууэмыйза, 1992.


______________________

[1] В сведениях, которые опубликованы при жизни П.Ф.Беликова: «Беликов Павел Федорович / Авторы (краткие биографические сведения) // ЖЗЛ. Каталог. 1933-1973. Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 14 (546). - М.: Молодая гвардия, 1974, с. 202. Фото», указано: «Оконч. Высшие коммерческие курсы в Таллине». По данным А.П.Беликовой: «П.Ф. самостоятельно проштудировал курс обучения на филологическом факультете по плану Тартуского Университета (исключая историю КПСС и т.п.)».

[2] Идея издания книги в серии «Жизнь замечательных людей» принадлежала П.Ф.Беликову. В условиях книгоиздательства того времени сотрудничество с известным искусствоведом В.П.Князевой возникло на взаимном понимании ситуации.


Опубликовано: Беликов П.Ф. Непрерывное восхождение // Сб. к 90-летию со дня рождения Павла Фёдоровича Беликова (1911-1982). Том I. М., 2001, с. 11-14.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 23:16 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/androsova.htm

Людмила Андросова

О ПАВЛЕ ФЁДОРОВИЧЕ БЕЛИКОВЕ


Недавно я познакомилась с Ириной Мершиной, председателем Рериховского общества г. Анжеро-Судженска. В июле этого года она организовала и возглавила экспедицию на Алтай с восхождением на вершину Урусвати и пик Беликова. Только что вернулась из Москвы, где, как и повсюду в нашей стране, отмечался юбилей Н.К.Рериха, - полная сил, энергии и планов на будущее. Недавно я получила от неё письмо, в котором она, в частности, пишет: «... Я тут ещё раз прочитала Ваше поздравление нам после экспедиции. У Вас так много доброго сказано о Павле Фёдоровиче Беликове. Скоро его столетие. Может быть, Вы нашли время написать свои воспоминания о нём. Когда готовилась к экспедиции, то постаралась прочитать о Павле Фёдоровиче как можно больше и поняла одно, что наше Движение ещё до конца не осознало значимость этой личности, его роль в становлении Движения, его роль Свидетеля жизни наших Учителей. Думаю, нам предстоит ещё поднять его на тот пьедестал, который он заслуживает...». И мне захотелось ответить.

Прежде всего, мне хочется сказать, что Павел Фёдорович всегда находился и находится на своём месте, на своей высоте, и что он меньше всего нуждается в том, чтобы его куда-то поднимали. О нём много написано, но лучше всего узнать о нём, понять «значимость этой личности», а заодно и разобраться в себе, в своих мыслях, представлениях и понятиях, если читать его самого. Его эпистолярное наследие, двухтомник его писем (сборник «Непрерывное восхождение», Москва, 2003 г.) - кладезь мудрости и памятник его титаническому труду. И этот человек был моим современником и, более того, - я знала его на протяжении последних восьми лет его жизни, встречалась с ним, была им ведома, вела переписку - мне просто не верится! Эта истина стара, как мир, что наиболее ценным в жизни является не то, что у нас есть, а то, кто у нас есть, и что осознанию этой истины мы учимся на протяжении всей нашей жизни.

Будучи учёным секретарем Президиума Сибирского Отделения Академии Наук (1969-1985 гг.), занимая статус, позволяющий вести работу на уровне директоров институтов Сибирского отделения и его Президента, я принимала самое непосредственное участие в организации и проведении сибирских Рериховских Чтений, содействуя подготовке необходимых документов и последующему их утверждению во всех инстанциях. Сколько сил, энергии и знаний требовалось, чтобы убедить своих и московских коллег в необходимости активного содействия в проведении Рериховских конференций, конференций, не имеющих до того аналогов, и проведения их на всесоюзном уровне! Волею судьбы я оказалась пусть небольшим, но очень важным звеном в бюрократической машине аппарата Президиума, тем звеном, без которого она не могла бы двигаться в желаемом направлении. Сколько недоброжелательности, сколько предубеждения ко всему новому и необычному, сколько инертности надо было преодолеть на этом пути! Разве было бы это возможным без руководства и поддержки Павла Фёдоровича? Без его уникального архива, без его опыта и знаний, к которым мы все, кто принимал участие в организации конференций, бесконечно обращались и с которыми он щедро делился? Нет, конечно, нет.

Павел Фёдорович был мудрым и талантливым дирижёром большого оркестра, которому можно уподобить рериховское движение. С его уходом рериховское движение потеряло точку опоры. Мы же, имевшие счастье знать его, быть с ним, работать с ним, - мы осиротели, потеряли Учителя и Друга. Оркестр остался. Дирижёра не стало.

Он мог примирять, казалось бы, самые непримиримые стороны, и самые глубокие страсти стихали в его присутствии. C каждым он разговаривал на его языке, и каждому казалось, что он слушает только его и принимает только его сторону. Он был рядом с нами и над нами всеми. С ним мы становились мудрее и терпимее друг к другу. Он мог опуститься до тебя, но умел и поднять тебя на свою высоту. В его присутствии было так же легко и свободно, как и в присутствии Святослава Рериха. Эти два гиганта были сродни друг другу. И не случайно бок о бок, рядом друг с другом в самом сердце Алтая стоят вершины, носящие их имена.

Я хочу упомянуть сейчас об одном важном эпизоде моей жизни, в котором Павел Фёдорович принял активную роль. Этот эпизод связан с восхождением на вершину Урусвати, с её первопрохождением и открытием. Немногие знают, какие серьёзные попытки предпринимались, чтобы помешать этому восхождению… Не удалось!

Близко к сердцу принял этот случай Павел Фёдорович. Когда в следующем году он прилетел на Рериховские Чтения в Новосибирск, мы долго беседовали с ним, бродя по аллеям Академгородка. Он подробно спрашивал обо всех деталях случившегося. Эта встреча оставила глубокий след в моей жизни. Словно выросли крылья новых духовных решений, крылья, которые, я была уверена, поднимут меня окрепшей над всеми препятствиями.

Наша последняя встреча, незадолго до его болезни. Новосибирск. Академгородок. Я пришла к нему в номер гостиницы, где он остановился. Развернула на его кровати полотнище Знамени Мира, подаренное З.Г.Фосдик и принятое мною как восходителем на вершину Урусвати. Он склонился над Знаменем, положил свою широкую ладонь на него и не отнимая руки, сказал мне: «Вот теперь мы будем общаться с Вами через это Знамя...». И его долгий, внимательный на меня взгляд - понимаю ли?.. И ни слова больше. То были последние его слова, обращённые ко мне в этой жизни. Осознала ли я сакральный смысл его слов - не знаю...

На титульном листе книги «Рерих» из серии ЖЗЛ, которую подарил мне Павел Фёдорович, есть старинная печать «Из книгъ Беликова» и его дарственная надпись - «Сия книга снята автором с полки самого автора и подарена Людмиле Александровне Андросовой на долгую память о нём».

Да, Павел Фёдорович, на память долгую... Вечную память...


Канада, октябрь 2007.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 23:24 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/05_srch.htm

Гунта Рудзите

ПОЭТ И БОРЕЦ, БИОГРАФ НИКОЛАЯ РЕРИХА


Больше всего меня сблизила с Павлом Фёдоровичем Беликовым (1911-1982) работа над его книгой о Н.К.Рерихе для серии «Жизнь замечательных людей».

Я знала о Павле Фёдоровиче уже давно. Знала, что ещё до войны у него была небольшая группа людей, изучающих Живую Этику. Знала, что его работа в «Международной книге» дала ему возможность помогать книгами Н.К.Рериху и особенно Ю.Н.Рериху. Знала, что он переписывался с Николаем Константиновичем и получил от него 15 писем, 8 копий которых были присланы Рерихами моему отцу, Рихарду Яковлевичу Рудзитису (1898-1960), для ознакомления: Рерихи всегда просили Латвийское общество Рериха взять шефство над Литовским и Эстонским обществами, как более молодыми.

Мой отец ещё до войны переписывался с П.Ф.Беликовым и встречался с ним лично. Павел Фёдорович бывал и у нас, в основном после войны. Помню, как две недели он жил в маминой комнате и не отрываясь, целыми днями работал над нашим архивом (у него был договор насчёт книги о Н.К.Рерихе). Он присутствовал и на похоронах отца осенью 1960 года.

Многое о Беликове запечатлено в отцовском дневнике, который сейчас готовится к печати минским издательством «Лотац». Приведу один фрагмент.

«В Таллинн я приехал воскресным вечером, 21-го августа. Нашёл гостиницу и, так как не было ещё поздно, отправился в "Номме" - зелёный район - к Беликову. Так как последующие дни я провёл у него, то и глубже соприкасался с душою его и его жены. Они оба очень серьёзные люди, может быть даже слишком для своего возраста: ему лишь около 27 лет. Только что поженились. Жена, наверное, должна будет ехать в провинцию учительницей, ибо он сам очень мало зарабатывает в книжном магазине. Его жена также в группе изучающих Живую Этику, где кроме них обоих лишь трое. В Учение он углубляется и старается также осуществлять в жизни. У него был туберкулёз, теперь уже осилен. Мать совсем больная. Так жизнь для них - большое напряжение. Я верю, что для Беликова и его жены ещё впереди этапы развития. Главное, они всё хорошо понимают и подходят к Учению с глубочайшим интересом и серьёзностью. Советуются по вопросам Учения с некоторым нашим членом общества. Но хотелось бы как-то видеть больше звучной широты. И его статья о Н.Рерихе как мыслителе немного интеллектуальна. Всё-таки всё развитие ещё перед ним». (5 октября 1938 г.)

Сохранилась и часть писем Павла Фёдоровича к Рихарду Яковлевичу.

В Риге П.Ф.Беликов посещал также родственницу жены - Лидию Жейбе - маму Ксении Рудзите, которая защитила магистрантскую работу о нашей коллекции картин Н.К. и С.Н. Рерихов и сейчас руководит русским отделом нашего Государственного Художественного музея. Лидия Жейбе-Рудзите также была работником музея.

После ухода отца П.Ф.Беликов познакомился с оставленным им архивом. Ему требовалось уточнить разные сведения, и между Павлом Фёдоровичем и мною возникла оживлённая переписка. Теперь уже я, в то время студентка искусствоведческого факультета Рижской Академии художеств, ездила к нему.

Когда я впервые поехала к П.Ф.Беликову, он встретил меня в Таллинне и с большим увлечением показывал старый город, древний романический величественный собор, укрепления, сложенные из чарующих древних серых камней. Мы долго любовались на город с того места, где когда-то, в начале столетия, делал зарисовки Н.К.Рерих. Пили кофе из крохотных изящных фарфоровых чашек в уютном погребке-кафе.

Потом поехали к Беликовым в Козе-Ууэмыйза (Харьюский район), в часе с лишним езды от Таллинна, куда Павел Фёдорович переехал жить из-за старого недуга лёгких. Здесь по соседству некогда находилось имение Икскюль. Мы гуляли по старинному парку и разговаривали на многие темы.

В центре села семья Беликовых - сам Павел Фёдорович, его жена Галина Васильевна и бабушка - имела уютную трёхкомнатную квартиру в двухэтажном доме. Около домика росли цветы, а чуть дальше были разбиты грядки с овощами. Как это принято у эстонцев - и дома ни соринки, и в саду ни сорняка.

Я обычно ночевала в кабинете Беликова, вдоль стен которого стояли книжные полки до самого потолка. Среди множества собраний сочинений - томики поэзии. Павел Фёдорович признался мне, что очень любит Заболоцкого, а в молодости и сам писал стихи. Он читал мне и свои стихи, и стихи других поэтов.

Большим событием в жизни П.Ф.Беликова стало возвращение Юрия Николаевича Рериха на Родину. В отличие от других Павел Фёдорович старался не тревожить его, в основном они виделись на выставках. Лишь сказал, что на него Юрий Николаевич всегда может рассчитывать. И встречи со Святославом Николаевичем были знаменательными. Именно уход брата очень сблизил С.Н.Рериха с П.Ф.Беликовым. Большая статья Беликова о Ю.Н.Рерихе (в форме интервью) появилась в журнале «Огонек». Всё больше стало появляться и научных статей о Н.К.Рерихе - в сборнике «Страны и народы Востока» и в других изданиях.

Ещё до войны П.Ф.Беликов мечтал написать большую работу о Н.К.Рерихе. Он прислал нам свой обширный труд философского характера о Рерихе-мыслителе. Когда ему удалось заключить с издательством договор на книгу о Н.К.Рерихе в серии «ЖЗЛ», Павел Фёдорович приступил к ней со всей ответственностью, пылом и благоговением своего сердца. Днем он работал главным бухгалтером местного совхоза, но каждый вечер после работы с восьми до двенадцати проводил за письменным столом.

Правда, неизвестному бухгалтеру не хотели одному доверить книгу о художнике, он должен был консультироваться с ленинградским искусствоведом Валентиной Павловной Князевой, но она полностью доверила ему эту работу.

В то время собирать материалы для книги, особенно о последнем периоде жизни Н.К.Рериха, было не так просто. Взяв отпуск, П.Ф.Беликов работает в главных библиотеках, архивах Москвы и Ленинграда. Многочисленные письма летят в разные города, в том числе и в Ригу. Завязалась тесная переписка с С.Н.Рерихом, который посылает ему книги Н.К.Рериха, изданные за рубежом, периодику с посвящёнными художнику статьями, свою брошюру об искусстве долины Кулу («The Art of Valley Kulu»).

Многое дала Беликову и переписка с бывшим секретарем Н.К.Рериха Владимиром Анатольевичем Шибаевым (1898-1975), который в то время жил в Кардифе, около Лондона. В его коллекции было около тысячи фотоснимков времён пребывания в Наггаре и Кулу. Некоторые из них были присланы и моему отцу ещё в 30-е годы.

Сила устремления, упорный труд над книгой были причиной того, что иногда в работе помогали «неведомые силы». Бывало, Павел Фёдорович жаловался мне: «Не знаю ничего о Н.К.Рерихе-мозаисте...» Потом обрадованный рассказывает: «Еду в Петербург, читаю "Пути Благословения". Вдруг заговорил человек, сидевший напротив: "Вы тоже любите Рериха?" Оказалось, что сосед по вагону - сын знаменитого мастера по мозаике Фролова, вместе с которым Н.К.Рерих работал в мастерской Академии Художеств». Вместе с новым знакомым они побывали в этой мастерской, и Павел Фёдорович привёз мне оттуда горсть позолоченных стекляшек.

Вскоре кабинет П.Ф.Беликова изменился до неузнаваемости. Когда-то он ездил к нам, а теперь и сам имел коллекцию материалов о Рерихах, которой мог бы позавидовать каждый. Над письменным столом - цветные репродукции портретов Е.И. и Н.К. Рерихов кисти Святослава Николаевича, фотоснимки самого С.Н.Рериха вместе с Девикой Рани, Юрия Николаевича. В кабинете индийские журналы, книги, альбомы, последние письма. Чем мог, он делился и со мною. Вырезки из прессы, выписки, письма легли в аккуратные папки на полках. Да, я ворчала, что Павел Фёдорович по привычке пробивает, прошивая в папках, и письма Святослава Николаевича. Но зато порядок у него был образцовый. Но самыми ценными были его картотеки, увы, на бумажках разного формата и разного происхождения, хранившиеся в коробках из-под туфлей. В то время писчая бумага, тем более библиотечные карточки, были недоступны. К сожалению, после смерти П.Ф.Беликова я их уже не нашла. Тщетно искали их и другие.

Чтобы прочесть полученные от С.Н.Рериха и директора Нью-Йоркского Музея Зинаиды Григорьевны Фосдик книги, Павел Фёдорович изучил английский язык, что в его возрасте было уже не так просто. Мечтал побывать в Кулу, в Индии - Святослав Николаевич жаловался, что архивы нуждаются в обработке, нужны люди, знающие и русский, и английский языки. (Благодаря этому многие молодые люди и в Латвии, и в Литве, наверное, и в Эстонии спешным образом усвоили английский язык - вдруг пригодится...)

П.Ф.Беликов активно участвовал во всех конференциях, посвящённых Рерихам: в 1974 году в Ленинграде и в Москве, на Рериховских чтениях в Новосибирске (1976, 1979 годы).

П.Ф.Беликов помогал организовывать выставки картин С.Н.Рериха. Помню, как однажды, когда Павел Фёдорович сломал ногу, мне пришлось заменять его на подготовке выставки работ Н.К. и С.Н. Рерихов во Львове и обучать гида. Правда, с эрудированным директором музея Возницким это было нетрудно. Я была восхищена и экспозицией, и знаниями работников музея.

Книга П.Ф.Беликова о Рерихе с прекрасными фотоиллюстрациями вышла в 1972 году и сразу же была раскуплена, поэтому в 1973 году появилось второе издание. Из своих 200 экземпляров автор не продал ни одного, все были раздарены по строгим спискам. Он гордо отказался вступить в Союз Писателей (как когда-то и мой отец): не хотел себя связывать.

Всё-таки П.Ф.Беликов не отказывался от мысли написать новую работу о Рерихах. В книге, изданной в серии «ЖЗЛ», он должен был уступить некоторым требованиям редактора. Конечно, Павел Фёдорович не стал бросать тень на человека, побывавшего за границей, что требовалось в то время, но всё же он был стеснён определённым объёмом и необходимостью научно-популярного изложения. Теперь же Павел Фёдорович взялся за книгу о всей семье Рерихов с целью написать всё, что знает, и так, как думает.

Несмотря на глубокие знания, он всё-таки советуется, делится планами, задаёт вопросы. Сначала ему хотелось показать рост личности Николая Константиновича, и для этого он собрал из юношеских дневников Рериха упоминания об ошибках и недостатках. Но и это не дало правдивого образа, пришлось переписать. Не так легко даются литературные, живые образы, но Павел Фёдорович не отступал.

Жизнь его не пощадила. Эмоциональный по натуре, прирождённый борец, он старался защищать от любых нападок дело Рериха. Чуткая его природа не выдержала после поездки на Рериховские чтения, проходившие в Новосибирске в 1979 году, и он получает тяжёлый инсульт. Несмотря на это, чуть оправившись, снова пытается писать. Если не слушается рука, то на машинке. Каждый день старается гулять на воздухе, уже с палочкой, и силы возвращались. Но жизнь нежданно оборвалась, и книга осталась неоконченной.

Но уйти среди работы – значит, продолжить дело и в другом мире. Вижу его всегда перед глазами: неугомонного, полного энергии, со сверкающими глазами, с красивым, одухотворённым, улыбающимся лицом.

Рига, май 2001.



Опубликовано: Непрерывное восхождение. Сборник, посвященный 90-летию со дня рождения П.Ф.Беликова. В 2-х т. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. T.I. С. 67-71.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 23:31 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/14_srch.htm

Юрий Линник

ШАМБАЛА ВЕЗДЕ
(О П.Ф.Беликове)


В сферу притяжения Н.К.Рериха я попал ещё ребёнком. Детство моё прошло в Сортавале. Отец работал начальником почты, которая располагалась в здании финского банка, построенном У.Ульбергом. Рерихи там часто бывали. Конечно же, имя художника не звучало в послевоенные годы, но тем не менее я неисповедимо приобщился к миру, созданному им. Случилось это так. В мои руки попалась крупноформатная финская книга. Внутри неё было несколько вкладок: на плотной серой бумаге - цветные репродукции. Они очаровали меня своей красочностью. И непонятностью. Теперь я понимаю: это были картины Н.К.Рериха. Нечаянная встреча с ними сыграла роль своего рода импринтинга: что-то изменилось в душе - настроилось на высокую волну. Словно передо мной распахнулись оконца в запредельное! Можно сказать, что я начал трансцендировать с той поры - безотчётно потянулся к чему-то нездешнему, сказочному.

В 1957 г. в Россию вернулся Ю.Н.Рерих. Поэтапно наследие его отца становилось доступным советскому зрителю. Я наблюдал за этим волнующим процессом с самого начала. Собирал статьи, репродукции.

В 1974 г. отмечалось столетие Н.К.Рериха. Был издан том его трудов. Дефицит величайший! Достать книгу мне помог поэт Л.А.Озеров. Она стала для меня откровением. На её основе я написал статью «Мастер духовного синтеза». Напечатанная в журнале «Север», она была замечена Павлом Фёдоровичем - с доскональностью профессионального библиографа он отслеживал все публикации на рериховские темы.

Конечно же, понятие «Живая Этика» было у меня на слуху - ореол тайны окружал его. Должен признаться, о книгах Агни Йоги до 1977 г. я не имел ни малейшего представления.

Говорю об этом вот почему: Павел Фёдорович оценил мою статью как хорошее изложение идей Живой Этики. Не скрою: для меня это было лестно. Очевидно, тексты Рерихов обладают специфической фрактальностью или голографичностью: на основе фрагментов восстанавливается целое. Думается, нечто подобное произошло со мной - получив несколько начальных импульсов, душа спонтанно воссоздала более или менее полную картину.

Вначале у меня наладились почтовые контакты с Павлом Фёдоровичем. Самым драгоценным подарком в моей жизни стала полученная от него огромная бандероль! Там были различные рериховские материалы.

Павел Фёдорович удивился тому, что я не читал книг Агни Йоги. Он активно содействовал заполнению соответствующих лакун в моём образовании. У меня всегда был вкус к формированию библиотеки, к созданию архива. Тут у нас с Павлом Фёдоровичем имелся абсолютный унисон.

Огромную роль в развитии моего интереса к Рерихам - и конкретно: в поиске их изданий - сыграла благословенная Прибалтика.

О, это был своего рода Троянский конь, чьё чрево заполняла крамольная литература! Чекисты не могли распотрошить его досконально. По прямому назначению в подневольную Россию была доставлена масса прекраснейших книг. Открыв для себя этот канал, я всемерно эксплуатировал его.

Пятрас Казимирович Иодвалькис - в Литве, Гаральд Феликсович Лукин - в Латвии, Павел Фёдорович Беликов - в Эстонии: благодарствую им за содействие. Из Прибалтики я всегда возвращался с книжными раритетами.

Вскоре в мой круг вошла «Амаравелла». Дружба с Борисом Алексеевичем Смирновым-Русецким одухотворяла. В беседах с ним я часто ощущал незримое присутствие Н.К.Рериха. Такое же ощущение вызывали контакты с Альфредом Петровичем Хейдоком. Мы тесно сблизились.

Осью и средоточьем чудесно расширившейся рериховской Ойкумены был Павел Фёдорович.

Мой интерес к Рерихам рос по экспоненте. Я всё больше и всё увлечённей писал о них. Задумал исследование о институте «Урусвати». Была нужна информация. За таковой поехал в Козе-Ууэмыйза - обиталище Павла Фёдоровича.

Это было тяжёлое для меня время. Только что похоронил любимую бабушку. В Эстонии я нашёл утешение и поддержку. С головой ушёл в работу. Архив Павла Фёдоровича казался бездонным. Всё время всплывало что-то очень важное. И неожиданное! Хорошо понимаю В.А.Росова, аса архивного дела. Он постоянно переживает радость новых открытий. Что-то очень похожее, но в малом масштабе, я испытал в Козе-Ууэмыйза.

В Эстонии я остро осознал всю необычность миссии Павла Фёдоровича. Это был великий связной - работал он сразу на двух линиях:

- соединял в пространстве Рерихов с Россией;

- наводил во времени мост между Россией эмигрантской и Россией советской.

Молодость Павла Фёдоровича прошла в свободной Эстонии. Это напечатление он сохранил навсегда. Про таких совки говорили: чужой. Но ведь это позитив! Едва ли не прирождённая дипломатическая гибкость помогала Павлу Фёдоровичу быть проводником действительно чуждой советскому строю идеологии. Делал он это мастерски. В глухие брежневские времена благодаря ему началась экспансия рериховских идей. Он стоял у истоков будущего движения - мудро и терпеливо готовил почву для него.

Сильно впечатлила меня методичность Павла Фёдоровича. Свой обширный архив он держал в идеальном порядке. Казалось, что помнит каждый документ в бесчисленных папках! Это был архив-система, архив-организм. В нём отражался, воспроизводился многогранный и гармоничный внутренний мир Павла Фёдоровича. Собирание архива: это нетривиальный вид творчества. Здесь тоже действуют законы красоты.

Козе-Ууэмыйза оставила в душе светлый след. В моём восприятии она выпадала из советской действительности - воспринималась отдельно от неё: как бы на отшибе - в некоем суверенном пространстве, недоступном для сексотов и прочей дряни. Будто я попал на свободный Запад! Здесь работал механизм идеализации? Но возможна и своеобразная инерция: Эстония подспудно сохраняла память независимости. Неисповедимо это преломилось и в личности Павла Фёдоровича.

В 1979 г. Павел Фёдорович с сыном Кириллом гостил у меня. Карелия очаровала его. Он воспринимал её сквозь призму Н.К.Рериха. Я как раз писал о сортавальском периоде в жизни мастера. Некоторые мои интерпретации его картин были крайне субъективными. А потому и спорными. Никогда не забуду той деликатности, с какой Павел Фёдорович поправлял меня. Свыше он был наделён покоряющей интеллигентностью. Простота и доступность сочетались в нём с подлинным аристократизмом духа.

В 1981 г. Павел Фёдорович помог мне встретиться со Святославом Николаевичем.

Беседа состоялась в отеле «Советский». Это бывший «Яръ». Уже после падения коммунизма в прессе появились сообщения о том, что КГБ записывало все разговоры, которые вёл высокий гость из Индии. Значит, и я сподобился этой чести? И приятно, и гнусно. Хотелось бы прослушать давнюю запись. Однако вряд ли доживу до такого уровня свободы, когда доступ к документам этого рода станет возможным.

Запомнилось, как Павел Фёдорович дирижировал временем контактов, расписанных до минуты. Он хотел, чтобы со Святославом Николаевичем пообщалось как можно больше людей - и всё делал для этого.

Морозом по росткам рериховских начинаний ударил приход к власти Ю.В.Андропова. Мрачная, отвратная, реакционная фигура!

Начались репрессии.

Появились первые новомученики рериховского дела.

Это были увлечённые неофиты, чистой воды романтики. Увы, порой с авантюристическими склонностями. Часто их прожекты были крайне наивными, утопичными. Ну разве нужны ленинскому ЦК КПСС консультации Шамбалы? А ведь на необходимости таковых настаивали пусть искренние, но утратившие способность к саморефлексии фанатики - адекватно отражать реальность они не умели и не хотели.

Павел Фёдорович тяжело переживал коллизии этого рода. Он был прав в своём убеждении: поспешность лже-миссионеров Шамбалы с их непомерными амбициями вредит делу. Все нелады обитатель далёкого Козе-Ууэмыйза принимал близко к сердцу. Создавалось ощущение, что он брал на себя ответственность за всё рериховское дело в целом - даже за те его участки, где не имел никакого влияния. Постоянно возраставшее нервное напряжение ускорило уход Павла Фёдоровича.

Особо хочу отметить великодушие Павла Фёдоровича. Он умел прощать. Была у меня перед ним вина. И вот какая.

Павел Фёдорович доверил мне «Надземное». На условиях конфиденциальности.

Как-то Альфред Петрович Хейдок спросил меня о том, не располагаю ли я текстом «Надземного» - очень ему хотелось прочесть заветную книгу.

Передо мной возникла мучительнейшая антиномия.

Будто я оказался на дыбе.

Возможно ли нарушить слово, данное П.Ф.Беликову?

Возможно ли солгать А.П.Хейдоку?

Дилемма решалась на уровне бессознательного.

Внутренний голос подсказывал: открытость лучше закрытости - отдача предпочтительней утаивания.

Импульсивно и спонтанно вопрос был решён в пользу Альфреда Петровича. Он получил чаемый том. И тоже на условиях конфиденциальности. Однако масштабно нарушил их по причине своей бесконечной доброты.

Началась экспансия «Надземного».

От Павла Фёдоровича я не услышал ни одного слова упрёка. Наши отношения ничуть не омрачились. С тех пор я укрепился в убеждении: засекречивать нужно как можно меньше - собственничество, монополия на владение тайной несовместимы с подлинной духовностью. Фашистская по своей сути травля В.А.Росова даёт тому драматическое свидетельство.

Недавно МЦР издал письма Павла Фёдоровича. Благое дело! Есть там и письма ко мне. Одного из их мотивов хочу сейчас коснуться. Речь идёт о выходившей тогда из-под моего пера Крита-Йоге.

В 1977 г. я был свидетелем петрозаводского НЛО. Проблема контакта с внеземными цивилизациями со школьных лет волновала меня. Моделирование этих контактов стало моим увлечением. Воспитанный на фантастике И.А.Ефремова, я форсировал не только вхождение в структуру Великого Кольца, но мечтал и о трансгалактических коммуникациях. Более того: увлечённый идеей множественности Вселенных, я пытался представить миры с другой онтологией и физикой - мысленно входил в эти миры и вёл оттуда репортажи.

Это была игра?

Я раскованно фантазировал?

Меня поразила мысль Е.И.Рерих о том, что для самой смелой фантазии в беспредельности обязательно найдётся прототип - за креативным воображением может скрываться считывание реальной информации.

Да, я был контактёром - но никак не псевдологом: теперь я бы сказал, что мне удавалось выходить на уровень архетипов - общаться с ними и проявлять в образах.

Из этих опытов родилась Крита-Йога.

Мои импровизации иногда записывала незабвенная Елена Кондратьевна Андреева, благородный и самоотверженный апостол Рерихов.

Записи эти уходили в самиздат. Часто в своём вольном хождении они причудливо трансформировались. Не знаю, где и когда, но однажды возник миф, будто я имею претензии на то, чтобы продолжить миссию Елены Ивановны.

Конечно, это нелепица.

Во-первых, мне чуждо эпигонство в любой его форме - я считаю себя вполне самодостаточным поэтом и философом.

Во-вторых, нескромные притязания всегда вызывают у меня резкую идиосинкразию - терпеть не могу болезненных амбиций.

В-третьих, я слишком уважаю Рерихов, чтобы чем-то дополнять их или подвергать ревизии - они сотворили совершенный космос, вызывающий во мне трепет и восхищение.

Крита-Йога поссорила меня со многими рериховцами. Однако Павел Фёдорович проявил здесь понимание и мудрость. Об этом свидетельствует переписка.

Уже тогда я понял - поверх всех своих маленьких обид и недоразумений - что рериховскому движению грозит опасность: к нему так и липнут фанатики с диктаторскими замашками. Тогда это были первые симптомы. Сегодня мы видим широкую картину прогрессирующей деградации. Обидно! Но я верю в Ренессанс рериховского дела. Оно начнёт подниматься на той здоровой основе, которую заложили люди типа П.Ф.Беликова или Б.А.Смирнова-Русецкого, носители европейской культуры.

Я бы сказал так: Павел Фёдорович представлял в рериховском движении либеральный фланг - это был свободномыслящий и терпимый к поискам интеллигент. Являя дар Всевмещения, он вместе с тем сохранял твёрдость и последовательность в нравственных убеждениях - Рерихов не адаптировал к потребе дня, в тяжелейших условиях держал свой курс уверенно и чётко.

Однажды я спросил Павла Фёдоровича о локализации Шамбалы. Тогдашний его ответ поразил меня:

- Шамбала везде.

Это был ответ в духе платонизма.

Мы не раз обсуждали с Павлом Фёдоровичем вот какую проблему: Агни Йога является в равной степени детищем Востока и Запада - однако наше её восприятие асимметрично: преобладает азийский уклон. Экзотика часто первенствует над сущностью. Живая Этика ещё не прочитана в России по-настоящему.

Очень и очень не хватает Павла Фёдоровича Беликова.


Апрель 2011.
Петрозаводск. Карелия.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 15-05-2011, 23:57 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/10_pfb.htm

П.Ф.Беликов

ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ Н.К.РЕРИХА

(Выступление в московском Доме учёных 15 декабря 1968 года)


4-го декабря этого года в "Литературной газете" под общим заголовком "Принадлежит России" - появились три публикации: док[тора] искусств[едческих] наук А.Лебедева, писателя Л.Гинзбурга и доктора юридических наук Н.Ушакова. В них шла речь о похищении в Великую Отечественную войну и до сих не возвращённых на родину произведениях искусства. Авторы публикаций должны были констатировать, что систематического розыска этих ценностей не ведётся и, если немедленно не приступить к его организации, многое будет для России окончательно утеряно.

Всё живущее один раз умирает. Таков закон природы. Но творцов культурных ценностей человечества подстерегает более суровая участь. Им часто приходится умирать дважды. Первый раз - подобно всем смертным, второй - когда незаслуженно забывают, теряют, искажают или уничтожают их творения. И эта вторая смерть - более несправедлива, более жестока, чем первая.

Уничтожение произведений искусства следовало бы приравнять к убийству талантливейших сынов народа, к убийству людей, которые в своих гениальных творениях остались жить для будущих, совершенно им неизвестных и уже ничем не способных отблагодарить их поколений. Поэтому всякое посягательство на бесценные неповторимые дары прошлого - величайшее преступление против бессмертной души народа.

Инициаторы сегодняшнего вечера, посвящённого памяти Николая Константиновича Рериха, добровольно приняли на себя ответственный дозор по охране памятников культуры. Члены общества охраны памятников истории и культуры поставили перед собой благороднейшую задачу - предупреждать и исправлять неразумно-пренебрежительное или злоумышленно-преступное отношение к всенародному достоянию. И они, конечно, не случайно обращаются к памяти Николая Константиновича - отважного воина и верного союзника всех взыскующих о сохранности того, что неизменно и вечно должно принадлежать России, о плодах творческого гения её народов.

7-го мая 1945 года под занавес развязанной германским фашизмом разрушительной войны и за 22 с половиной года до появления тех публикаций в "Литературной газете", о которых я упомянул, Николай Константинович писал: "Германия кончена. Много сообщалось об ограблении немцами художественных сокровищ и книгохранилищ. Где всё это? Говорят, вероятно, в подземельях. Где же такие хранилища? Ведь в них должны быть запрятаны не только награбленные сокровища, но и содержание немецких музеев, которым грабители должны расплатиться за все убытки ими причинённые.

О судьбе культурных ценностей ни радио, ни газеты пока не сообщали, а это предмет величайшего внимания. Минули времена, когда культура и творения народного гения оставались в пренебрежении. Но если о судьбах красоты и науки не сообщается - значит, эти клады ещё не найдены.

Не слышно, чтобы на конференциях толковали о судьбах народных достояний. Даже если клады ещё не найдены, то их надо искать и не теряя времени выяснить этот великого значения вопрос. Пусть народы скорей услышат о судьбах их творческих достижений.

У нас собраны кой-какие выписки об увезённых немцами сокровищах. Выходит, что грабёж был чудовищный. Даже крупные размерами произведения были вывезены... и настало уже время грозно потребовать возврата и восстановления.

Чем громче будет сказана забота о народном достоянии, тем воспитательнее это будет для народов. Нельзя удовлетвориться мыслью, что народное сознание уже сдвинулось... Народы справедливо возмущаются немецким вандализмами, но и сами ещё в недалёком прошлом не прочь были принять участие в разрушениях.

Что было - то было, но не должно быть в будущем. Да, да, чаще напоминайте о священном народном достоянии. Напоминайте о любви к Родине, сложившей неповторимые сокровище. Напоминайте о Культуре, ведущей человечество к преуспеянию".

Этот отрывок из очерка Рериха - один из примеров актуальности его литературного наследия, о котором мне хотелось бы сказать здесь несколько слов.

Николай Константинович начал писать очень рано. Ещё будучи гимназистом, он опубликовал свои очерки в журнале "Охотник". В студенческие годы стали появляться специальные работы по археологии. В 1914 году в Москве, в издательстве Сытина вышла первая книга собрания сочинений Рериха. В 1921 году, уже за рубежом, появилась книга стихов художника, доход с которой пошёл в фонд голодающим в России. За рубежом были также изданы книги на русском языке: "Пути благословения" - 1924 г., "Сердце Азии" - 1926(8) г., "Держава Света" - 1931 г., "Твердыня Пламенная" - 1933 г., "Священный "Дозор" - 1934 г., "Врата в будущее" - 1936 г., "Нерушимое" - 1936 г.

Были подготовлены к изданию, но по разным причинам не увидели света: "Алтай-Гималаи", "Шамбала", "Да процветут пустыни" (на русском языке).

На иностранных языках были изданы книги:

"Адамант" - 1924 (анг.) и 1925 (японск.), "Алтай - Гималаи" - 1929 (анг.), "Шамбала сияющая" - 1930 г. (анг.), "Сердце Азии" - 1930 (анг. и испан.), "Чаша пламенная" - 1930 (анг.), "Держава Света" - 1932 (анг.), "Твердыня Пламенная" - 1935 (анг.), "Радость искусству" - 1942 (анг.), "Прекрасное Единение" - 1946 (анг.), Гимават - 1947 (анг.).

Кроме того, многие очерки публиковались в различных периодических изданиях на русском языке, английском, французском, немецком, болгарском, чешском, датском, итальянском, греческом, сербском, испанском и т.д. и т.д.

Несмотря на обилие публикаций, очень большая, и, пожалуй, наиболее интересная часть литературных трудов Николая Константиновича до сих пор остаётся неизданной. Начиная с 1934 года художник стал группировать свои очерки в трёх подборках: "Листы дневника" (222 очерка), "Листы дневника. Моя жизнь. I" (9 очерков) "Листы дневника. Моя жизнь. II" (659 очерков). Из этих, почти тысячи очерков, только около трёхсот было опубликовано. У нас наиболее обширные публикации из "Листов дневника" появились в журнале "Октябрь" № 10 за 1958 г., и журнале "Наш современник" №7 за 1967 г. 19 очерков Рериха, в сопровождении мало известных фотографий, пойдут в восьмом номере альманаха "Прометей".

Тех, кто хотел бы подробнее ознакомиться с опубликованным и неопубликованным наследием, я отсылаю к 217 выпуску "Ученых записок Тартуского университета", где помещена полная библиография трудов Рериха.

Я не буду сейчас останавливаться на обилии тем, которых касался Николай Константинович в своих литературных произведениях. Скажу только, что их лучшей характеристикой является сама жизнь художника, в которой слово никогда не расходилось с делом. Именно полное отсутствие пустых промежуточных дистанций между словом и действием, этих скрипучих тормозов жизни, привносит особенную убедительность и живописные и литературные труды Николая Константиновича. Разрешите мне закончить своё краткое сообщение о литературном наследии художника небольшими выдержками-афоризмами из его очерков. Они сами скажут о том, о чём Рерих считал нужным неустанно напоминать себе и людям.



* * *



Когда говорим о великих понятиях, не убоимся и больших слов.


Для незнающих культуры бывает страшна каждодневность, между тем в ней выковывается совершенствование и восхождение. Утончённое сознание примет все трудовые века, как источник бесконечного творчества. Завещание может быть кратко: "Пылайте сердцами и творите любовью".


Общественное мнение есть выражение общественного сознания. В существе своём оно всегда прогрессивно, ибо именно им создавалась всякая цивилизация.


Когда сердце теряет трепет восторга, оно может впасть в трепет смущения. Насколько трепет восторга будет устремляющим ввысь и прекрасным, настолько трепетание смущения будет ограничивающим, поникающим, устрашенным. А что же может быть безобразнее зрелища страха?


Если не всегда способен человек на творчество, то ведь причинить боль он всегда может. И может он сделать боль не только людям же, не только животным, но и всей природе и целой планете. Велика ответственность человеческая.


Молодёжь любит не предположения, не туманность, но факт и действие. Это и есть залог вечной молодости.


Человечество должно беречь своих героев. Также оно должно беречь и память о них, ибо в ней уже будет здоровое созидательное вдохновение. Жизнь уныла без героев.


Благо - не бесформенность, не мягкотелость, не день вчерашний. Благо - устремлённость, построение, не мозговое только, а сердечное, во всей сердечной беспредельности.


Каждая жестокость уже есть безумие.


Любовь и совершенство будут применены в жизни, в простоте и ясности творчества. Если простота выражения, ясность желания будут соответствовать неизмеримости величия космоса, то это путь истинный.


Мы не отвлечённые идеалисты. Наоборот, нам кажется, что тот, кто хочет украсить и облагородить жизнь, тот является настоящим реалистом.


Убедительность, это магическое качество творчества, необъяснимое словами, создаётся лишь наслоением истинных впечатлений действительности. Горы везде горы, вода везде вода, небо везде небо, люди везде люди. Но тем не менее, если вы будете, сидя в Альпах, изображать Гималаи, что-то несказуемое, убеждающее будет отсутствовать.


Главное же воздержитесь от всяких предрассудков. Ведь это они своею мертвенностью влагают в мозг предрешённые, несправедливые, ограниченные соображения. Если бы написать историю каждого предрассудка, то праотцем его оказался бы очень слабый, колеблющийся и неистовый в раздражениях человек.


Когда-то каждое будущее станет прошлым. Пусть шлифовка алмазов будет другая, но достоинство камня сохранится. Так говорим в полном устремлении к будущему. Конечно, будущее в своей беспредельности окрыляет и вдохновляет. Но разве прошлое не является чудесными вратами к тому же будущему?


Не будем умалять друг друга, ибо из мысли о малом и родится малое.


В конце концов, ищите ближе. А в особенности тогда, когда хотите посмотреть вдаль.


Спросят - как перейти жизнь? Отвечайте - как по струне бездну - красиво, бережно и стремительно.


15 декабря 1968 г.


Архив П.Ф.Беликова (Эстония). Публикация А.Н.Анненко (Абакан). Публикуется впервые.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-05-2011, 00:18 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/06_pfb.htm

Павел Беликов

ДОКЛАД ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ КНИГИ «Л. С. М.»*


Буду говорить не столько о прочтении книги, сколько вообще о некоторых важнейших принципах Учения, которые должны быть нами восприняты, если мы отозвались на книгу «Зов».

Во-первых, несколько слов об Учении. Живая Этика открывает перед нами путь беспредельного познания, беспредельного сознательного труда и служения общему благу. Красота и особенность Учения в том, что оно делает своих последователей самих создателями своей жизни и сотрудниками жизни космической. Из афоризмов, мыслей и символов изучающий Учение сам должен составить стройную и величественную систему всей жизни, всего Сущего.

Ключ к Учению каждый должен найти в сердце своём. Этим, как видно, на первое место выдвигается самостоятельность. В другом месте сказано - лук можем дать, но стрелу должны пустить сами. Луком является даваемое Учение - стрелой же будем мы сами, наша жизнь, которую можно прожить, выражаясь словами Учения, «красиво, бережно и стремительно» и которую можно вконец испортить.

Как мы уже раньше говорили, Учение существовало всегда, и под разными наименованиями мы находим его в каждом периоде истории. Из корней Учения вытекают также и все Религии. Даваемое в настоящее время Учение имеет своей целью синтезировать не только все ранее бывшие Учения и Религии - эту задачу более-менее успешно выполнило Теософское Движение, открытое в прошлом веке Блаватской, которой первой была поручена на Западе большая задача - поколебать устои материализма и обратить взор к просвещённой духовности и неисследованным, обойдённым наукой, тайнам природы. Учение Живой Этики, продолжая непосредственно дело, начатое Блаватской, объемлет собой все истинно культурные ценности…

(Братство, 447)**.

По адресу последователей ЖЭ меньше всего может [быть справедливым] намёк о сектантстве, об узости, о партийности или оторванности от жизни. ЖЭ призывает к самой щедрой всеобъемлющей культуре, ко всякому истинному знанию и науке, к великой Красоте и Искусству. Поэтому каждый последователь ЖЭ, сталкиваясь с бескорыстными и искренними борцами за культуру и науку, должен всегда найти с ними общий язык и возможности совместных действий, хотя бы последние не имели понятия по эзотерическим вопросам. Потому нашими Водителями не особенно приветствуются слова «оккультный» или даже «эзотерический» - их можно употреблять лишь с чувствознанием - зная, где и как. В конце концов, истинное Знание и истинная Наука лишь одна, и можно найти для них один язык. Многие деятели науки и искусства, ставшие последователями ЖЭ, доказали своим примером возможность такого слияния.

Сегодня мы закончили чтение первой книги Учения «Л. С. М.» или «Зов». Эта небольшая, сравнительно, книга содержит все главнейшие принципы Учения. Перед началом чтения второй книги подведём маленькие итоги. Перед чтением первой книги уже говорилось, что всякое не использованное, не применённое знание, является лишь тяжестью для того, кто его получает. Любопытствующим можно сказать словами Соломона: «Во многой мудрости - много печали», ибо действительно печален удел тех, кто лишь из любопытства подходят к Основам Жизни и, раскрывая их, продолжают прежнюю жизнь.

Основы Жизни, даваемые Учением, должны преобразовывать жизнь и такое преобразование жизни должно происходить путём расширения сознания. Будем помнить, что Учение само ничего не запрещает. В одной из книг Учения сказано: «Учитель, сидящий под деревом и запрещающий, в наше время не пригоден». Лишь наше расширенное сознание должно отбирать пригодное для нас и непригодное, должно направлять нашу жизнь по правильному руслу. Конечно, расширить сознание моментально нельзя, сознание перерождается лишь после тщательного изучения и следования Учению, но для начала надо открыть сознание. Открытие сознания даётся моментально одной волею. И, приступая к Учению, первым делом проверим себя - открыто ли у нас сознание, то есть, можем ли мы с доверием, беспристрастно принимать в своё сознание ВСЁ, что даётся нам Учением. Подчеркнём здесь слово всё. В Учении сказано: «Лучше трудно подходить к большому, чем легко подходить к малому»…

(Озарение, ст. 207)***.

Обратим особое внимание на такое полное принятие Учения. Потому что действительно невозможно принять какую-то часть Учения и отбросить от себя другую, нельзя верить тому, что говорится на одной странице и не доверять тому, что говорится на следующей.

Это не значит, что следует принимать всё без рассуждений. Верить - ещё не значит отказаться от проверки. Требуя с одной стороны веры, Учение требует с другой стороны самой тщательной проверки, проверки над самим собой всех указов Учения, ибо лишь таким путём оно может быть нами воспринято. И, надо сказать, как раз те, которые возопиют, что нельзя же всему дословно верить, что нельзя же принимать не сомневаясь, всё, что тебе говорят, как раз они не потрудились и не потрудятся исполнить над собою в точности ни одного Указа, даваемого Учением, и отвернутся от него, признав его чем-то не жизненным. Надеюсь, что ни с кем из нас этого не произойдёт и мы сумеем открыть наше сознание именно для всего Учения, а не для какой-нибудь особенно нам понравившейся или наиболее лёгкой и понятной для нас частицы.

Но и одного только вмещения мало для успешного продвижения вперёд. Имеется ещё одно качество, которое мы должны немедленно же начать воспитывать в себе. Качество это - постоянность. Учение о нём говорит следующее…

(Община, 153)****.

Из прочитанного следует, что необходимо постоянно, т.е. каждый день помнить о Учении и согласно ему направлять свои мысли и дела. Это также достигается не сразу. Чтобы Учение сделалось мерою всех наших поступков, следует для начала ежедневно хоть несколько минут думать о нём или читать хоть по одному параграфу из книг Учения. Литовская группа приняла одно очень верное решение, к которому присоединились многие другие группы, а также отдельные лица. От членов латвийской группы имеется предложение и нам к нему присоединиться. Решение это следующее: посылать каждый день добрые мысли на Общее Благо, где бы и кто не находился - утром в 7 часов и вечером в 9 часов.

Под конец скажу, что прочитав книгу «Зов» и переходя к следующим, мы её не предадим забвению, а каждый в отдельности перечтём ещё по несколько раз, а может быть, когда-нибудь перечтём ещё и группой, потому что перечитывание книг Учения имеет очень большое значение…

(АУМ, 169)*****.




Примечания:

*«ЛИСТЫ сада МОРIИ». Париж: Тип. «Франко - Русская Печать», 1924.

**Братство, 447: «Среди обычаев нужно оставлять все, которые содействуют возвышению духа. Не будем нарушать чувств, которые могут дать самые ценные ветви. Не будем отсекать здоровые побеги, ибо нельзя мгновенно создать нечто новое и более прекрасное».

***Озарение, 3. 5. 17: «Вспомним несколько случаев, много раз повторенных в разных жизнях.

Ждали вестника десять лет, но за день до его прихода закрыли дверь. Или, избрав частицу разделённую, вообразили, что всё допущено и позволено. Или, избрав частицу, впали в блаженное бездействие, удивляясь, как худеет частица. Или, избрав частицу, удумали сохранить старые привычки - пусть за одною пазухой лежит часть блага, за другою можно сохранить милых тараканов. Или, избрав частицу, решили только на минуту выскочить из поезда, забыв, что прыжок на ходу губительно относит назад. Или, избрав частицу, удумали клеветать на брата, забыв, что клевета больно бьёт по лбу.

Спросите: «Как же поступить, чтобы не замарать частицу избранную?» Могу дать совет: вместо частицы примите всю Чашу Общего Блага. Этот приём защитит вас от всех нечистот. Вместо боязливого раздумья решите принять, как опыт, на семь лет план Общего Блага. Если совет Мой плох, успеете снова завести своих тараканов.

Кому Чаша Общего Блага покажется тяжкою, тому Скажу: «Учение - не кедровые орешки в сахаре, Учение - не серебряные бирюльки. Учение есть мощная серебряная руда, назначенная и сбережённая. Учение есть целебная смола, открытая и устремленная»…».

****Община, 153: «Решит кто-то: «Разве трудны настороженность, или соизмеримость, или подвижность, или преданность? Вот чувствую, могу вместить эти условия, не возьмёте ли меня в дальний путь, в Общину?» Но разве этот спешный путник подумал о непременном условии сказанных им качеств? Забыта постоянность. Мелькающие огоньки только на миг вмещают все качества пламени, но тьма поглощает их так же быстро, как жаровня снежинку. Нельзя доверять моменту вмещения; только постоянность, закалённая трудом и препятствиями, даёт возможность поверить ценности вмещения.

Истинный музыкант не думает над каждым пальцем, вызывающим звук, только ученик считает годные пальцы. Истинный сотрудник не думает о намеренном применении качеств труда. Музыка сфер сливается с песней преуспеяния труда.

Думайте, как постоянность подобна лестнице огненной».

*****АУМ, 169: «Следует перечитывать книги Начал и Основ. Вообще, нужно возобновлять своё впечатление от прочитанного. Напрасно думают, что книга, прочитанная три года назад, не будет новой при следующем чтении. Сам человек изменился за эти годы. Его сознание и понимание не могло оставаться на том же уровне; во всём окружающем произошло изменение, человек не мог бы вернуться к прежним условиям. При обновленном кругозоре человек усмотрит новое содержание в книге. Потому книга прочтённая не должна быть навсегда ввергнута в темницу. Знание живёт, и каждый знак его должен быть живым».



Доклад сделан на заседании кружка по изучению Живой Этики, который вёл П.Ф.Беликов в Таллинне в конце 1930-х годов.

Публикуется впервые по копии из Архива П.Ф.Беликова (Таллинн).

Публикация А.Н.Анненко (Абакан).


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-05-2011, 00:39 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/articles8/3450.htm

П.Ф.Беликов

«КАЛАЧАКРА». ОТЗЫВ


Текст, безусловно, написан лицом, хорошо знавшим (источники) и глубоко почитавшим Е.И.[Рерих]. Некоторые идеи Учения правильно интерпретируются автором, автор не искажает их, но и не вносит ничего нового. Автор пишет (Ф-18), что Учение – вечно новый подход к тем или иным проблемам жизни. Это совершенно правильно. Если мы возьмём Т[айную] Д[октрину] Е.П.Блав[атской] и «Агни Йогу» Е.И., то сразу же этот подход видим. Между текстом «Калачакры» и текстом Уч[ения] Ж[ивой] Э[тики] такого подхода, на первый взгляд, нет. Есть лишь разница качественная. В то время, как текст А. Й. предельно ясен и прост, текст «Калач[акры»] порою крайне запутан. Это происходит главным образом от того, что не чувствуется Единой Идеи и той Диалектики, которые присущи Ж. Э.

Порою в «Калачакре» имеются утверждения, не соответствующие А. Й.. Они, конечно, проникли не намеренно, а в силу недостаточной диалектики мышления или изложения автора «Калач[акры»]. Например: (Ф-40) рассуждения о ритме и гармонии. Автор пишет, что при правильном ритме даже конвейерный труд не утомляет человека при ускорении. Но ведь он может притупить, лишить правильного восприятия. В этом же параграфе говорится много о гармоничности, и не понять – в чём заключается разница между гармонией и ритмом. Между тем, в А. Й. точно разработаны эти понятия. Гармония есть закономерное сочетание разных ритмов. Так и конвейерный труд может не утомить исключительно в тех случаях, когда происходит правильная смена ритмов, а не нарастание одного и того же, как это можно понять из текста «Кал[ачакры»]. В отношении музыки правильнее было бы сказать, что закономерное сочетание разных ритмов создаёт гармонию.

В Ф-15 автор «Калач[акры»] допускает грубую ошибку, сравнивая атом с монадой: «Что такое атом? Это искра-монада, стоящая на первичной ступени эволюции…» Но ведь монада – это Божественный луч, вокруг которой складывается человеческая индивидуальность, кроме того, она – неделима. Атом – сложная система, и никак не может уподобляться монаде. Вообще, весь этот параграф крайне путанный. Что значит фраза: «Но металлы являются основными элементами атомной шкалы и потому их сочетание определяет уже и самое строение физического тела», и множество подобных ей? В общем, правильная мысль о значении связующей миры вибрации, интерпретирована не достаточно чётко. В А. Й. все положения, которых Она касается (а я не знаю, чего бы Она не касалась), разработаны с предельной точностью и научной достоверностью.

Например (Ф-14), есть фраза: «Из двух сознаний всегда побеждает то, мысли которого лишены кармического начала». В данном случае карма рассматривается слишком узко, а ведь карма – Великий Космический Закон. Е.И. писала в одном из своих писем: «Космическая справедливость приведёт в действие новые рычаги – и новая карма мира начнёт утверждаться». В «Мире Огненном» (ч. III-76) СКАЗАНО: «Так решится карма народов. На пути к Миру Огненному запомним, что народная карма разрешится мощным событием». Карма – причинно-следственный закон мироздания, без кармы не состоялось бы строительство Космоса, и нельзя её рассматривать как только человеческую судьбу. Ж. Э. трактует все вопросы очень широко – с Космических позиций и с человеческих – и рассматривает связь между ними. В «Калач[акре»] берётся только одна позиция и возводится в абсолют.

Ф-43 – «Великое ожидание. Вспомнили картину «Ждущие». Начинаете постигать её смысл. В нём напряжённость, и устремление, и действие, и, прежде всего, действие мысли. Инертное ожидание бесплодно. Не вырастут крылья у бездумного ожидания». Мысль по существу – правильная. Но нельзя забывать, что картина «Ждут» создана в одной «Героической серии» в 1917 году. О этой серии сам Н.К.[Рерих] писал, что состоит она из семи картин: 1 Клад Захороненный. 2 Зелье Нойды, 3 Приказ, 4 Священные Знаки, 5 Ждут, 6 Конец великанов, 7 Победители клада. Характерно, что уже в 1917 году Н.К. создал эту пророческую серию и объяснил её так. Захороненный клад – это скрытая правда жизни, все подступы к ней загородила злая колдунья (нойда – колдунья из скандинавской мифологии), но люди получают приказ разыскать этот клад. Священные огни ведут к нему, но нужен ещё знак, чтобы пуститься. И люди терпеливо ждут, зорко всматриваясь в дали. Это первый вариант картины «Карелия. Вечное ожидание». В ней – четыре фигуры, три мужских и одна женская. Явный намёк на четверых Рерихов. В позднейшем варианте Н.К. оставил только женскую, и назвал картину «Ждущая». В том и другом вариантах – ожидание Вести, оповещающей, что путь открыт. Но путь – полон опасностей. Наконец, они преодолены. Об этом оповещает картина «Гибель великанов» (великаны – в скандинавской мифологии демоны зла). И, как апофеоз всей серии, в последней картине мы видим «Победителей клада» - четыре фигуры выносят Огненное Сокровище из горных ущелий. В 1947 году Рерих, как бы подтверждая исполнение завещанного, повторяет первую и последнюю картины «Героической серии» – «Клад захороненный» и «Победители клада». Учение жизни – принесено человечеству. То, что в 1917 г. намечалось – было исполнено.

Картина «Ждущая» тоже была повторена, как ожидание «Знака», ожидание Зова на новый подвиг – возвращение на Родину, чтобы продолжить там работу. Конечно, можно интерпретировать картину «Ждущая» (не «Ждущие», как в «Кал[ачакре»]) по-разному, в отрыве от всей серии, но это не будет интерпретацией Н.К.

Очень хорош Ф-41 о «сверхличном», но он дословно повторяет положение Ж. Э.. То же самое можно сказать о Ф-45.

Совершенно непонятно наименование записей – «Калачакра». Это показывает претензию автора на что-то не сказанное в Ж. Э., но упомянутое в Ней как Высокое Учение. Но Калачакра – учение очень древнее, его разбор сделан Ю.Н.[Рерихом]; как всякое древнее Учение, оно имеет свою специфику и очень сложную символику.


Заключение


В последнее время появилось много подражаний Учению. Мне попадается уже пятое ([Б.Н.]Абрамов, которого Вы, быть может, тоже знали, записывал также по утрам отдельные мысли). Все они вполне искренни и все ПОВТОРЯЮТ то, что в Ж. Э. уже сказано. Ничего нового они не привносят. Думается, что если бы нужно было бы продолжать Ж. Э., то почему это не делали сыновья, которые более других были приближены и принимали непосредственное участие в приёме Посланий Владыки? Не случайно Е.И. писала в одном из своих писем, что в своём Завещании Она распорядилась, что всё написанное Ей должно иметь её подпись, и никакие тексты без Её подписи, никакие ссылки на Её участие в чём-то – не имеют под собой оснований. Конечно, над Ж. Э. нужно работать, надо разрабатывать её тематику (Е.И. очень рекомендовала как раз такую работу), но не надо ПОДРАЖАТЬ Ж. Э. и не следует КОММЕНТИРОВАТЬ то, что сказано с ПРЕДЕЛЬНОЙ ясностью. Ж. Э. не случайно дана отрывочно, отдельными мыслями, отдельными параграфами. Впервые даётся Учение, требующее к Себе творческого подхода. Каждый берёт себе то, что он может взять и что соответствует его продвижению к общей эволюции. Так, из отдельных «кирпичиков» (параграфов) складываются СТРОЙНЫЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ. Ж. Э. в высшей степени ДИАЛЕКТИЧНА, после каждого тезиса дана соответствующая антитеза. Усвоение этой диалектики – первоочередная наша задача. Почему же так происходит, что вместо УСВОЕНИЯ Живой Этики появляются попытки ПОДРАЖАНИЯ? При этом с самыми искренними и лучшими намерениями. Я ни на минуту не сомневаюсь, что автор «Калач[акры»] прекрасно знает Ж. Э., и много работал над Ней. Иначе он не повторял бы Её дословно. Ведь употреблены многие, присущие только Е.И. (кстати, не Н.К,, на которого сделана ссылка) слова и выражения.

Моё мнение таково: на нас направлен могучий поток мыслей. Идей. И к этому потоку устремлены тысячи людей. Каждый из них берёт из этого потока то, что он может взять, что позволяет его интеллектуальное и духовное развитие. Ведь, кроме лиц, утверждающих, что они получают сведения от Е.И. или Н.К., есть много лиц никогда не слышавших о Них и о Ж. Э.. Все они также ведут записи и выдают их за Истину. И в этом нет ничего плохого. Какая-то доля Истины ими улавливается и происходит массовое изменение сознаний. Этот поток настолько могуч, что его хватает на всех. Учёный черпает из него идеи для своей науки, простые люди черпают правильные эволюционные мысли. Главное – чтобы сознание развивалось. Особенно в сторону Космосоведения. Но при этом не надо своих ошибок приписывать Н.К. или Е.И.. Мы всегда можем грубо ошибиться при приёме и, ссылаясь на Н.К. или Е.И., этим самым делать их соучастниками собственных ошибок.

Каждый должен нести полную ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за всё написанное им, каков бы ни был источник информации. Поэтому я предпочитаю не анонимные записи с ссылками на Е.И. и Н.К., а подписанные автором. Е.И. могла не подписывать А. Й. потому, что она была гарантирована от ошибок при передаче Знаний, другие же на это права не имеют. Например, в Ф-15 говорится о металлах, свойственных той Звезде, что Атланты знали свойства металлов. Отсюда выводятся человеческие свойства, появившиеся при рождении. Но ведь Звёзды состоят в основном из минералов, и химизм звёзд зависит именно от последних. Видимо, автор не вполне разбирается в этих сложных научных вопросах. Зачем же своё незнание их приписывать Н.К.? Он, правда, ни в чём не виновен, виноват только приемник этих записей, так пусть же приемник, а не Источник, из которого он черпал эти сведения, и к которому причастны и Е.И. и Н.К., будет нести за них ответственность и поставит под ними своё имя. Тогда меньше будет ссылок на ни в чём неповинных Е.И. и Н.К.. Так и было по существу до появления А. Й.. Каждый автор подписывался. Но теперь появилось множество ПОДРАЖАНИЙ и в этом вред анонимных писаний. А в другом я лично вполне приемлю последние. Поток Знания и Эволюционных Идей никогда не прекращается. Каждый, в силу своих способностей и возможностей, прикасается к Нему и извлекает из него что-то нужное. И неправильно было бы осуждать тех, кто прикоснувшись к этому неисчерпаемому Каналу Знаний, делится СВОИМИ впечатлениями, СВОИМ уловом познанного. Он всегда будет в чём-то истинен и в чём-то ошибочен. Ибо – все мы человеки, и всем свойственно не только спрашивать, но и бессознательно ПРЕДПИСЫВАТЬ желаемые ответы.

(1980 г.).

Архив П.Ф.Беликова (Эстония).


ПОСЛЕСЛОВИЕ


История жизни Павла Фёдоровича Беликова (1911–1982) – это история жизни человека, начавшего свой путь рабочим на небольшой фабрике в Эстонии и ставшего на склоне лет подлинным интеллектуальным и духовным лидером времён Советского Союза. В то время, как на трибуны партийных съездов выходили руководители партии и государства и раздавались бессодержательные призывы к построению туманного будущего, из посёлка Козе-Ууэмыйза шли отклики на просьбы поделиться своим духовным опытом, конкретные ответы на вопросы - «как сделать жизнь». В многочисленных письмах представителям разнообразных общественных групп содержались размышления по самым разным проблемам Бытия человечества. Лейтмотивом этих посланий была мысль о том, что человеку дано не только выпрямиться во весь рост, не только поднять взор от земли к Небу, но и устремиться в полёт, в духовный полёт, соединяя Повседневность и Надземное. Причём, эти послания не носили абстрактного и всеобщего характера, как если бы учитель говорил в аудитории, где собрались сразу все школьники с первого по десятый класс. Нет, они имели конкретный адрес и учитывали сознание собеседников П.Ф.Беликова. Канон «Господом Твоим» он неуклонно и блистательно применял на протяжении всей своей жизни.

Его жизненный подвиг зримо подтверждают ту непреложную истину, что подлинно великие люди не зависят от обстоятельств времени или социальных условий, они раскрывают свой потенциал, который рано или поздно становится всеобщим достоянием.

Среди обширного наследия Павла Фёдоровича Беликова (29 июля исполняется 97 лет со дня рождения выдающегося мыслителя, исследователя Рериховского наследия) имеются небольшие работы - отзывы на тексты, распространявшиеся в «самиздате». Они создавались по просьбе его корреспондентов, желавших услышать авторитетное мнение. Исходя из условий времени, работы эти не предназначались для печати. Тем не менее, всегда создавались с пониманием полной ответственности за написанное. Собственно, это понимание было неотъемлемой чертой Беликова-учёного. Если он и писал «в стол» его кабинета, то совершенно не исключал, что написанное им окажется на рабочем столе будущих исследователей. Причём, масштабность мышления, присущая ему, накладывала отпечаток на произведения, написанные по сравнительно частному поводу.

Нет никакой необходимости делать рекламу анализируемому П.Ф.Беликовым тексту и, тем более, устанавливать авторство. Но поскольку название отзыва дано самим П.Ф.Беликовым, скажем несколько слов в пояснение.

Текст «Калачакры» был получен П.Ф.Беликовым в декабре 1980 года от его калининградского корреспондента М.Ц.Пурге. 15 декабря он писал ему: «Безусловно, она написана человеком, глубоко знающим Учение и думающим над ним. Но напрасно он дал своё толкование Учения под претенциозным названием «Калачакра», к которой автор никакого отношения не имеет и никак не сопоставляет Учение «Калачакры» [1] с написанным. Кроме того, я остаюсь при своём мнении, - такие вещи надо подписывать своим именем, ибо могут быть и другие толкования, разбор других аспектов Учения, которые автор пропустил или не задумался над ними. Учение чрезвычайно широко. Оно, по существу, Необъятно. Автор с самого начала старается объяснить анонимность «качеством Новой Эпохи», но Новая Эпоха имеет много качеств и среди них будет такое, как Ответственность. Ответственность же повышается при том или ином толковании Учения. В данном случае автор претендует на абсолютную безгрешность всего написанного и начинает со слов: «Дайте эти записи без имени», присваивая себе право, данное только Е.И.[Рерих]. Этого, конечно, делать не следовало, т.к. мысли, высказываемые автором, при всей их правильности, являются его личным мыслями даже в том случае, если он считает, что они были приняты им из Пространства и в этом приеме принимал участие (вернее, не приёме, а передаче) кто-то другой. Все мы, сознательно или бессознательно, питаемся Пространственными мыслями, но за правильность их приёма несем личную ответственность, особенно когда дело касается таких серьёзных вещей, как толкование Ж[ивой] Э[тики]» [2].

В этом же письме он сообщает, что намерен «серьёзно ознакомиться» с присланной работой. В результате появился тот отзыв, который сегодня предлагается читателю. Как и другие произведения П.Ф.Беликова - это весть в будущее, в том числе, в наши с вами дни.

Если при его жизни тексты, подобные «Калачакре», были известны очень немногим, то сейчас они заполнили прилавки всех без исключения книжных магазинов. И зачастую они пренебрегают важным требованием, которое подчёркивает П.Ф.Беликов - «каждый должен нести полную ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за всё, написанное им».

Характерно также предупреждение П.Ф Беликова об ответственности при ссылках «на ни в чём неповинных Е.И. и Н.К. [Рерихов]». В другой подобной работе он замечает: «В справке указано, что Томашевский был учеником Н.К.Рериха. В самой книге Томашевский пишет, что он считает себя учеником Н.К.Рериха. Именно последнее будет правильным, т.к. Н.К.Рерих никого не объявлял своими учениками, но считать себя ими может каждый, кто в той или иной мере следует его взглядам и идеалам» [3].

Публикуемая работа важна тем, что в ней затронуты вопросы методологии подхода к сложнейшим явлениям и текстам о них.

В прошлом году авторитетный журнал «Наука и религия» опубликовал (и публикует до настоящего времени) фрагменты сообщений члену редколлегии журнала, доктору наук, профессору N., ко всем людям Земли, которые он принимает с августа 2004 года от «Высшего Космического Разума». В них содержатся Советы и Предупреждение Человечеству о Квантовом переходе или «ударе Судьбы» в 2012 году [4]. Если столь уважаемый журнал публикует подобные тексты, то это только подтверждает, что мысли П.Ф.Беликова, изложенные им без малого тридцать лет назад, актуальны и сегодня.

Внимательный читатель, несомненно, найдёт в этом небольшом, но ярком произведении, свои поводы для размышлений…



[1] Учение Калачакры является одним из фундаментальных направлений буддизма; включает в себя многочисленные аспекты философии, метафизики, астрологии, медицины. Большое внимание ему было уделено в трудах Ю.Н.Рериха.

[2] Письмо П.Ф.Беликова от 15 декабря 1980 года М.Ц.Пурге – «Непрерывное восхождение». М., 2003. Том II, часть 2, с. 418.

[3] П.Ф.Беликов. «К переводу книги - Энрю Томас «Шамбала, оазис Света»» (Архив П.Ф.Беликова, Эстония).

[4] Журнал «Наука и религия», 2007, №9, с. 28 и др.


Публикация и послесловие А.Н.Анненко (Абакан).


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-05-2011, 00:57 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/05_pfb.htm

П.Ф.Беликов

ПОСЛЕДНЯЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ Н.К.РЕРИХА. 1934-1935 гг.


Доклад в Новосибирске 25 октября 1976 г.


Экспедиции Рериха в Азии являются одним из наиболее существенных компонентов его научно-исследовательской деятельности в целом. Этим можно объяснить и неиссякаемый интерес к ним. Книги Николая Константиновича "Сердце Азии", "Алтай-Гималаи", "Шамбала-сияющая", книги Юрия Николаевича "Звериный стиль у кочевников Северного Тибета", "Пути к сердцу Азии" издавались и переиздавались на разных языках. Перечисление публикаций и статей о путешествиях Рериха заняло бы не одну страницу. Сам Николай Константинович писал: «Когда мы основывали институт (имеется в виду гималайский институт "Урусвати"), то, прежде всего, имелась в виду постоянная подвижность работы. Со времени основания каждый год происходят экспедиции и экскурсии [...] Нужно то, что индийцы так сердечно и знаменательно называют "ашрам". Это - средоточие. Но умственное питание "ашрама" добывается в разных местах» (1).

И вот, среди этих "разных мест", которые посещал и исследовал Рерих, в известных нам печатных трудах меньше всего упоминается о его экспедиции к восточным границам Центральной Азии в 1934-35 гг.. Между тем, эта его последняя экспедиция по своим масштабам и значению более всего сопоставима с грандиозной Центрально–Азиатской экспедицией 1925-28 гг. и во многом дополняет её.

Экспедицию 1934-35 гг. сам Николай Константинович обычно называл "Монгольской", поскольку она захватила районы Внутренней Монголии. Финансировалась экспедиция в основном Департаментом земледелия США, который был очень заинтересован в получении образцов и семян засухоустойчивой растительности, предупреждающей эрозию почв. Хищническое землепользование грозило в некоторых районах США губительными последствиями, и Рериху было предложено провести работу по исследованию защитной растительности, сбору её образцов и пересылки семян в Америку.

Но это была лишь одна из задач экспедиции. Многогранность интересов Рериха всегда отражалась и в его путешествиях. В каждом из них чётко различимы, по меньшей мере, три аспекта: научный, художественный и общественно-значимый. Они нашли своё место и в Монгольской экспедиции. Маршрут её может показаться на первый взгляд несколько необычным и даже неоправданным, но складывался он под влиянием сложных обстоятельств времени и места экспедиции. В мае 1934 года Николай Константинович и Юрий Николаевич приехали в Японию, чтобы получить разрешение японских властей провести научные исследования в Маньчжурии. Поскольку ходатайство поддерживалось департаментом США, за разрешением дело не стало. В июне экспедиция, в состав которой вошло несколько специалистов-ботаников, находилась уже в районе Баргинского плато. Исследования проводились как на самом плато, так и на западных склонах Хинганского хребта. В районе между озёрами Далай-нор и Буир-нор экспедиция подошла довольно близко к границам СССР и Монгольской народной республики. Исследования сулили хорошие результаты. Николай Константинович писал: «Барханная Барга - часть Монголии, где ещё "Бог траву родит", - даёт возможность различных полезных наблюдений. Там ещё сохранились остатки лесов, а различные сорта степного ковыля, востреца и других твёрдых по стойкости и в то же время полезных для скота злаков имеются в большом количестве. Прекрасно, что изучение таких стойких против засух и всяких невзгод растений ставится в широком масштабе [...] Барга и нагорья Хингана и в смысле лекарственном дали хорошие материалы. Рядом с этими нахожденьями, конечно, мы встретились и с мирными монголами, к которым тянется вся душевная симпатия. Попутно был посещён один из самых больших монгольских монастырей Ганджур. Само название укрепилось за этим монастырём с 18 века, когда китайский император пожертвовал туда полное собрание тибетских священных книг Ганджур. Мы видели эти томы [...] В ганджурском монастыре Юрий нашёл у старого ламы тибетский лекарственный манускрипт и успел списать его» (2).

Начало работы открывало заманчивые научные перспективы. Однако вскоре дали себя знать обстоятельства иного порядка. Экспедиция совпала по времени с японской агрессией на северный Китай, с территории которого уже готовились японские провокации против СССР и Монгольской народной республики. В своих неблаговидных целях японские милитаристы широко использовали услуги продажных антисоветских элементов из среды русской белоэмиграции. Последняя не могла не заметить появления на Дальнем Востоке просоветски настроенного Рериха, также как и Рерих не мог пройти равнодушно мимо её предательской деятельности. Позже Николай Константинович замечал в своих письмах: «Помню, когда на одной лекции на Дальнем Востоке я тепло помянул Горького, то раздалось человеконенавистническое рычание...» (3) и: «В Харбине целая банда японских наймитов вроде Василия Иванова, Юрия Лукина, епископа Виктора, Аристарха Понамарева клевещет ценою на все тридцать серебренников» (4). Злостная кампания, внезапно поднятая против Рериха, инспирировалась, конечно, самими японцами. В неопубликованных "Листах дневника" Николая Константиновича есть запись: «Когда японская газета "Харбинское Время" поместила по моему адресу ряд клеветнических статей, я запросил по этому поводу министерство иностранных дел в Токио, на что из министерства мне было отвечено: "Всё происшедшее есть следствие полного невежества и непониманий сотрудников газет и враждующих групп русских эмигрантов в Харбине [...] Мы счастливы уверить Вас, что подобные инциденты не повторятся» (5).

Однако, "не долго счастье продолжалось", специально организованные инциденты не могли не повториться, и вскоре никто иной, как сама японская цензура наложила запрет на уже отпечатанный сборник Рериха "Священный дозор", в который были включены статьи патриотического характера. Весь тираж сборника был арестован, а в работе экспедиции возникли препятствия, вследствие которых дальнейшее пребывание её в Маньчжурии стало просто невозможным. Это и вынудило Рериха перебазироваться на ещё свободные от японской оккупации территории.

В марте 1935 года экспедиция вошла через Калган в юго-западную часть Внутренней Монголии, где и продолжила работу на окраинах Гобийской и Алашаньской пустынь. Характерна запись Рериха, сделанная в Калгане: «Калган даже по значению своему - врата. Он и есть врата в милую нам Центральную Азию. Все горы и возвышенности, окружающие Калган, уже действительно средне-азиатские. Самый воздух этого плоскогорья уже тот самый, который доходит и до великих высот. Караван, выходящий за Калганские стены, ведь это тот самый средне-азиатский караван» (6).

Два граничащих с Центральной Азией ареала дали экспедиции Рериха богатейший материал. Специалистами было изучено свыше трёхсот сортов пригодных для борьбы с эрозией почв растений и составлены редкие гербарии. В Америку послали около 2000 посылок с семенами, чем и были исчерпаны договорные обязательства Рериха перед Департаментом земледелия США. В декабре 1935 года Николай Константинович и Юрий Николаевич, после полуторагодичного отсутствия, вернулись в Кулу.

Сверх обязательной программы, экспедицией был проделан также большой объём другой научно-исследовательской работы. Для института "Урусвати" собрали образцы ценных лекарственных растений, собрали много материала для восполнения коллекций этнографического и археологического отделов института. Многое из найденного подтверждало уже ранее сделанные Николаем Константиновичем и Юрием Николаевичем выводы, которые опровергают тенденции некоторых китайских историков, бездоказательно декларирующих о монопольном культурном влиянии Китая на своих западных соседей. Ещё после Центрально-Азиатской экспедиции Юрий Николаевич писал о: «... существовании в Тибете кочевой культуры и о сродстве этой культуры с среднеазиатским культурным миром" (7). Эти же мысли часто подчёркивает в "Листах дневника" Николай Константинович. Для его взглядов, его деятельности вообще характерно постоянное обращение именно к Центральной Азии. Было бы ошибкой преуменьшать ту роль, которую сыграла в жизни и деятельности Рериха Индия, однако нельзя пройти и мимо того обстоятельства, что, приехав в 1923 году в Индию, он поселился на границе с Тибетом, а книги и статьи, написанные Николаем Константиновичем и Юрием Николаевичем в Индии, содержат гораздо меньше сведений о ней, чем о Центральной Азии. В 1928 году, сразу же после Центрально-Азиатской экспедиции Рерих опять таки выбирает для местожительства и института "Урусвати" долину Кулу, граничащую с Малым Тибетом. Все экспедиции, организованные Рерихом, имели маршруты именно к "Сердцу Азии". Ни одной экспедиции в южном направлении от Гималайской гряды, т. е. собственно в Индии, Рерих не провёл. Я не буду останавливаться на этом, весьма знаменательном для научной деятельности Рериха обстоятельстве, поскольку оно выходит за пределы темы настоящего доклада, и лишь хочу подчеркнуть, что в Монгольской экспедиции внимание Рериха также в основном обращалось к той же Центральной Азии.

Монгольская экспедиция, как и все другие, значительно обогатила тематику художественного творчества Николая Константиновича. По путевым эскизам были созданы японские пейзажи, запечатлены на полотнах Великая Китайская стена, перевалы за Калганом, пещеры Баин-обо, Цаган-Куре, холмы Чахра и многое другое. И опять таки примечательно, что одновременно, находясь в этой экспедиции, Рерих вспоминает и повторяет в своих картинах сюжеты Центрально-азиатского путешествия: стан в Тибете, Чантанг, Брамапутру, Танглу, Цайдам и множество других. В сознании художника всё это объединяется в одно неразрывное целое, что подтверждает и постоянный источник его творческого вдохновения - народный эпос. Работая над картиной "Бум Эрдени", художник в "Листах дневника" (8) прослеживает пути распространения монгольского эпоса и проводит далеко идущие аналогии эпического наследия народов Центральной Азии, Средней Азии, Алтая , Сибири.

Сибирским учёным - историкам, археологам, этнографам должны быть особенно близки слова Рериха: «Главное не то, что захоронено в прошлом, что запылено в старинных книгах, переписанных и недописанных. При новом строительстве важно то, что ещё сейчас вращается в жизни. Не по полкам библиотек, а по живому слову измеряется состояние духа» (9).

Новое строительство - это то, что предвидел Рерих в Сибири, то, что в небывалых масштабах развёртывается у нас на глазах. И перед сибирскими строителями во всей своей остроте и сложности стоит один из актуальнейших вопросов нашего времени - вопрос охраны окружающей среды. В этом отношении Монгольская экспедиция представляет особый интерес. На всю серьёзность проблемы защиты, рационального использования и восстановления природных ресурсов Рерих обратил внимание широкой общественности именно в прямой связи с этой экспедицией. Николай Константинович, предложивший Пакт по охране Культурного достояния народов, писал тогда: «... нужно уметь беречь не только рукотворные ценности человечества, но и продолжать ту же заботливость и ко всем истинным источникам жизни. Поэтому оживление пустынь, как в своём буквальном значении, так и в переносном духовном понимании, является благородною задачей человечества. Да цветут все пустыни» (10).

Рядом с этой цитатой уместно процитировать небольшую заметку, появившуюся с месяц тому назад в газете "Известия": «Сахара - самая большая в мире пустыня - расширяет свои границы. Начиная с 1925 года её пространство увеличилось на 350.000 квадратных километров. По подсчётам учёных, к концу нынешнего века площадь Сахары увеличится ещё на 20%. Обследование, проведённое по инициативе ООН, показало что причиной столь интенсивного наступления пустыни является не изменение климатических условий, а деятельность людей, которые неправильно используют прилегающие к пустыне зоны. В специальном докладе ООН подчёркивается, что по вине человека на земном шаре возникло тринадцать миллионов квадратных километров пустынных территории» (11). После этого как-то сами собой приходят на память заключительные строки стихотворения одного поэта начала нашего века: «И когда, наконец, корабли марсиан у земного окажутся шара, то увидят сплошной золотой океан, и дадут ему имя - Сахара» (12). За полвека мы ушли так далеко, что с высоты новейших космических достижений можем улыбаться марсианским кораблям. Однако, за это же время, к "золотому океану" Сахары прибавились мёртвые пространства обычных морей, рек и океанов и загрязнения атмосферы, действительно, глобальных масштабов. И это не только парадокс нашего века, но и нависшая над человечеством реальная угроза мировой катастрофы.

И Рерих особенно отвечает, особенно нужен нашей современности тем, что его творчество, его деятельность являет нам редчайший пример соизмеримости. Мы ощущаем в них великое назначение человека и великую его ответственность, беспредельность перспектив и строжайший учёт реальных возможностей, умение - не затерять малое в большом и отразить большое в малом. В нашу космическую эру особый смысл приобретают слова Рериха: «В конце концов, опять - ищите ближе. А в особенности тогда, когда хотите посмотреть в даль» (13).

Думается, что нет ничего более близкого к человеку, чем он сам. Отсюда вытекает и то значение нравственных проблем, которое придавал им Рерих, то его неустанное стремление сочетать любую т.н. "практическую деятельность" с высокой этикой. Не случайно, занимаясь поисками засухоустойчивых трав в монгольской экспедиции, он писал: «Велика засуха почвенная. Но ещё более велика засуха духовная. Будем думать, что в заботах оросительных будут приняты во внимание не только орошения почвы, но и вдохновения духа человеческого. Ведь без этих духовных орошений не состоится ни лесонасаждение, ни травосеяние, ни открытие подлинных источников. В любви процветут пустыни» (14).

В гармоничном, целесообразном сочетании большого и малого, частного и общего решались Рерихом и социальные проблемы нашей эпохи. Со всей конкретностью он утверждал: "В дни наибольших глубоких смятений надо спешно переменять то, что подлежит перемене... Каждое сердце человеческое в глубине своей отлично знает, где есть польза общая, польза ближним, а вместе с тем и польза самому себе. Ибо в созидании нигде не сказано о саморазрушении. Истинная общая польза есть польза и самому себе, ибо сам-то он будет часть общественности"(15).

Великие социальные движения нашей эпохи и её поворотный этап - Октябрьская революция - были восприняты Рерихом как закономерный и необратимый процесс развития общественной жизни. В этом историческом процессе он не только предвидел, но, в сфере своей деятельности, и активно содействовал освобождению народов Востока от рабской колониальной зависимости. Именно это обстоятельство определяло враждебное отношение к Рериху со стороны идеологов и политиков старого, буржуазного мира. Мы имеем документальные доказательства того, что задержка Центрально-Азиатской экспедиции Рериха перед Нагчу, чуть было не стоившая жизни всем её участникам, была тщательно подготовлена и проведена британским министерством иностранных дел именно после того, как Рерих в 1926 году посетил Москву, побывал здесь в Сибири и недвусмысленно высказал свои симпатии к новому советскому строю. Целью англичан было - не допустить просоветски настроенного Рериха в Индию. Тем не менее, Рерих всё-таки проник туда и значительно расширил там свою научную и общественно-прогрессивную деятельность. Политические взгляды Рериха не давали покоя и некоторым американским дельцам, так как популярность русского художника, учёного и гуманиста в Америке всё возрастала. И вот, пользуясь длительным отсутствием Рериха в Монгольской экспедиции, в которой он месяцами был изолирован от внешнего мира, эти деятели, во главе с бизнесменом Луи Хоршем, попытались "покончить" с Рерихом, но уже на свой "американский манер". Используя оставленные Рерихом доверенности, путём разных махинаций с паями, они прибрали к своим рукам Музей имени Рериха в Нью-Йорке со всем его имуществом и коллекциями, в числе которых было и свыше тысячи картин самого художника. Этот удар в спину был нанесён с целью парализовать деятельность Николая Константиновича и скомпрометировать его имя в Америке, которая играла не последнюю роль в финансировании научно-исследовательской работы Рериха. В конечном итоге эта враждебная акция провалилась. В Нью-Йорке был организован новый Музей им. Рериха, который процветает и по настоящее время. Однако возникшие тогда финансовые затруднения помешали изданию многих трудов, подготовленных к печати институтом "Урусвати", помешали они и публикации материалов о Монгольской экспедиции. В Нью-Йорке так и не увидел света подготовленный Николаем Константиновичем сборник "Да процветут пустыни", в который должны были войти очерки, написанные им в путешествии. Вот почему всё значение Монгольской, последней научно-исследовательской экспедиции Рериха, до сих пор не выявлено. Между тем, хотя она и уступает по своим масштабам Центрально-азиатской, но, тем не менее, занимает исключительное место в общем плане исследовательской деятельности Рериха и, в частности, в его оценках богатого исторического прошлого народов Центральной Азии.

Если мы обратимся к карте, то убедимся, что Рерих был единственным в мире путешественником, который не только пересёк Центральную Азию с севера на юг, но и со всех сторон исследовал подходы к ней: с юго-запада через Хотан и Синьцзян, с северо-запада через Алтай, с севера через Монголию, с юга через гималайские перевалы, с севера-запада из Маньчжурии и с запада с территории Суйюаня. Это беспрецедентное обстоятельство до сих пор должным образом не учитывалось, хотя оно уже само по себе представляет не малый научный интерес. Мне хочется выразить уверенность, что материалы Монгольской экспедиции Рериха будут один раз вызволены из забвения и займут достойное место в общих оценках научной, общественной и художественной деятельности Николая Константиновича.


Использованная литература:

1) Н.Рерих. Нерушимое. Рига, 1936, стр. 76.

2) Н.Рерих. Священный дозор. Харбин, 1934, стр. 94-96.

3) В.Булгаков. Встречи с художниками. Л., 1969, стр. 269.

4) Письмо Н.К.Рериха к П.Ф.Беликову от 19. 10. 1938. Архив автора.

5) Н.Рерих. Очерк "Свет побеждает тьму". Архив автора.

6) Н.Рерих. Врата в будущее. Рига, 1936, стр. 121.

7) Ю.Н.Рерих. Звериный стиль у кочевников северного Тибета. Прага, 1930, стр. 25.

8) Н.Рерих. Нерушимое. Рига, 1936, стр. 131.

9) Н.Рерих. Пути благословения. Нью-Йорк, 1924, стр. 131.

10) Н.Рерих. Священный дозор. Харбин, 1934, стр. 96.

11) "Известия", М., 1976, 25 сентября.

12) Н.Гумилёв. Шатёр. Ревель, 1921, стр. 18.

13) Н.Рерих. Твердыня пламенная. Париж, 1933, стр. 49.

14) Н.Рерих. Нерушимое. Рига, 1936, стр. 298.

15) Н.Рерих. Твердыня пламенная. Париж, 1933, стр. 229.


4/X 1976 г.


Публикуется впервые (по фотокопии авторского экземпляра доклада).
Архив и публикация А.Н.Анненко.


* * *


Доклад сделан на первой Всесоюзной конференции «Рериховские чтения» (Новосибирск, 25-27 октября 1976 года). Организаторы: Востоковедческая комиссия Президиума СО АН ССР, Институт истории, филологии и философии СО АН СССР и Новосибирская картинная галерея.

Тезисы доклада опубликованы: Беликов П.Ф. Последняя научно-исследовательская экспедиция Н.К.Рериха // Рериховские чтения: К 50-летию исследования Н.К.Рерихом Алтая. Тезисы конференции СО АН СССР. Отв. Редакторы В.Е.Ларичев, Н.Г.Велижанина. Новосибирск, 1976. С. 94-97.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-05-2011, 02:00 
Не в сети

Зарегистрирован: 25-02-2007, 18:14
Сообщений: 8367
Откуда: Россия
Цитата:
http://grani.agni-age.net/biograph/08_pfb.htm

П.Ф.Беликов

СПИСОК БЛИЗКИХ СОТРУДНИКОВ Н.К.Р.


/х - отмечены особо близкие по мировоззрению/


х Асеев, Александр - врач, жил в Югославии, потом в Аргентине.

Бадмаев, Пётр Алексеевич - врач, тибетолог, Петербург.

Рерих, Борис Константинович /1885-1945/ - брат Н.К., архитектор.

х Блюменталь, Иван Георгиевич, Рига, ум. 1973 г. Член правл. О-ва Р.

х Бос /Боше/ Изв. индийский учёный.

х Брлич - Югославия.

х Ганголи О.Р. - индийский писатель и критик.

х Чарльз Диккенс - внук писателя Ч.Диккенса.

х Дордже Лобзанг Мингюр - проф. Дарджилинского у-ста.

х Драузин, Екат. Яковлевна /1882-1969/ - член правл. Об-ва Р. Рига.

Козенс Джемс - англ. искусствовед, жил в Индии

Андреев, Леонид - писатель.

Билибин Ив. Яковл. - русский художник, график.

Булгаков, Валерий Фёдор. /1886-1966/, последний секрет. Л.Толстого.

Иванов, Всеволод Никанорович /1888-1971/ - писатель, жил и встречался с Н.К. в Харбине, потом жил и умер в Хабаровске.

Каун, Александр - проф. Калифорнийского ун-ста.

х Конлан Барнет - англ, худ. критик.

х Крэн, Чарльз /1858-1939/ амер. гос. деятель, в конце тридцатых годов посол США в СССР /кажется, в 1937/.

х Лихтман Морис - первый муж З.Г.Фосдик.

х Фосдик Зинаида Григорьевна - очень близкий сотрудник, в-през. Музея в Нью-Йорке.

х Лукин Феликс Денисович, основ. Рижского об-ва Н.К., встречался лично с Н.К.

х Лукин Гаральд Феликсович. Сын Ф.Д.Лукина. Рига.

х Махон А.Е. - археолог. Сотрудник «Урусвати».

х Мехта Н. - индийский писатель и деятель культуры.

х Митусов Степан Степанович /1878-1942/ - родственник по Е.И., был очень близок Н.К.

х Рудзитис Рихард Яковлевич - председ. Рижского Об-ва Н.К. /1898-1960/. Много переписывался с Е.И. и Н.К.

х Тампи К.П. - индийский писатель и деятель культуры.

Тагоры - все братья.

Неру Дж.

х Шибаев, Владимир Анатольевич /1898-1975/ - многолетний секретарь Н.К.

х Клизовский Александр Иванович, автор книги «Миропонимание новой эпохи», жил в Риге, переписывался с Е.И.

х Кардашевский Н. В. жил в Каунасе, участвовал в экспедиции

х Хейдок Альберт - встречался в Шанхае, много переписывался с Е.И.

х Писарева Е.Ф. - наиболее близкая из руководящих теософов.

х Хювьет Э. - США, археолог и антрополог.

Боттомлей Г. - поэт. Англия.

х Брэгдон К., писатель, художник, архитектор. США.

х Дедлей Фосдик - второй муж З.Г.Фосдик.

х Халдар А.К. - инд. художник и деятель культуры.

х Кашиап М. - индийский писатель

х Виас Б.М. - индийский писатель.

х Тандан Р.Ч. - индийский писатель.

х Грант Ф. - член правления Нью-Йоркского об-ва и музея Н.К.

х К.Кемпбел - член правления Нью-Йоркского об-ва и музея Н.К. /ныне - президент/, была близка Е.И.

х Монтведиене Ю. - Литва, член правления Лит. об-ва Н. К., музыкант.

х Серафиниене Н. - Литва, член правления Лит. об-ва Н.К., врач.

х Венкатачалом Г. - писатель, критик, академик. Индия.

х Дабо Леон - художник. США.

х Хэллин, Теодор. - Писатель. США.

Крафтс У.Д. Искусствовед. Чикаго.

Халдар Асид Кума. Художник. Индия.

Шклявер Георгий Гаврилович. /ум. 1970/, проф. Париж.

Щусев А.В. - русский и сов. архитектор

Гребенщиков - писатель, жил в США

х Зильберсдорф Е.А. - автор книг по темам ЖЭ. Переписывался с Е.И.

Галлен-Каллела Аксель - финский художник

х Георгиев Борис /1888-1962/ - изв. болгарский художник, жил в Италии, бывал в Кулу, несколько лет прожил в Индии.

Н.Лосский - русский профессор. После Окт. рев. жил в Париже



Примечание. Во время одной из встреч в 1975 году я попросил П.Ф.Беликова назвать тех людей, которые, по его мнению, составляли близкое окружение Николая Константиновича Рериха. Он не забыл об этой просьбе. Через некоторое время я получил письмо, в которое была вложена открытка и две страницы «Списка».



«29. XII. 75

Дорогой Алёша,

Посылаю список сотрудников Н.К. Список, конечно, очень неполный, сотрудников было - сотни. Если по каким-то именам возникнут у Вас вопросы - пишите, постараюсь ответить. Всего самого светлого.

Душевно П.Беликов».

Этот список и публикуется сегодня.



Публикация и примечание А.Н.Анненко (Абакан).


Вложения:
список-Беликова-1.jpg [73.14 KiB]
Скачиваний: 2567
список-Беликова-2.jpg [40.44 KiB]
Скачиваний: 2567
список Беликова-3.jpg [42.75 KiB]
Скачиваний: 3202
Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 49 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
 cron
AGNI-YOGA TOPSITES
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB