Интернет-община "Содружество"

Всему поможет Община, но Общине поможет расширение сознания
Текущее время: 16-12-2018, 10:32

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Правила форума


Посмотреть правила форума



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-10-2015, 08:08 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3527
Откуда: Калининград
18 октября 2015 г. С-Петербург-Калининград
О ГОСУДАРСТВЕННОМ МУЗЕЕ СЕМЬИ РЕРИХОВ
Открытое письмо директора Санкт-Петербургского государственного музея-института семьи Рерихов А.А. Бондаренко министру культуры РФ В.Р. Мединскому, выражающее глубокую озабоченность не только судьбой рериховского наследия, находящегося в фондах Музея Международного Центра Рерихов (МЦР), но и судьбой всего рериховского наследия, по крайней мере в пределах территории Российской Федерации, призвало обратить внимание государство и общественность на сам принцип сохранения и охранения наследия. Автором письма поднят вопрос о соотношении государственной и общественной форм музейного хранения наследия. А.А. Бондаренко, представляющий музей-институт, который прошёл путь от общественной формы к государственной, безусловно, приобрёл опыт и убедительность, чтобы выразить своё видение относительно преимущества государственной формы владения и управления фондами наследия. При этом автор письма указал на необходимость создания Федерального Музея семьи Рерихов (Н.К. Рериха), который координировал бы деятельность всех других музеев, связанных единой рериховской тематикой. Главное, по его мнению, должен быть налажен чёткий контроль и учёт – регистрация всех рериховских архивов и коллекций. И вопрос этот лежит уже не в той плоскости, как это было в имущественном споре между двумя музеями – Государственным музеем народов Востока и Музеем имени Н.К. Рериха МЦР, а в необходимости, чтобы наследие стало по-настоящему достоянием всего человечества, доступным для изучения всеми желающими. А.А. Бондаренко предложил спокойно и взаимоуважительно обсудить лучшие варианты не только хранения и охранения, но и лучших возможностей научной деятельности по исследованию всего богатейшего наследия Рерихов.
Признаюсь, ещё лет десять назад, как и большинство сторонников МЦР, отстаивающих общественный статус Музея, я принял бы однозначно такую же позицию, хотя никогда и не был последователем МЦР. В 1990-е годы, когда Россия вернулась обратно в капитализм, притом в самой дикой форме, государственная собственность распродавалась во всех видах и отраслях деятельности без исключения, а потому и в музейном деле также. Именно потому было бы удивительным, если бы С.Н. Рерих предпочёл государственную форму ответственности за наследие. Это бы означало передачу ответственности за величайшее наследие безответственному хранителю и распорядителю. Ведь в те лихие годы некоторые музеи устояли от соблазна распродажи государственной собственности только лишь благодаря героическим и самоотверженным усилиям преданных делу музейных работников. И С.Н. Рерих, зная о трудностях с государственным становлением в новой общественной формации, совершенно справедливо завещал наследие музею с общественным статусом управления и владения. Хочу это особенно подчеркнуть. Во времена строительства социализма, когда государство было крепким и надёжным, а общественная форма деятельности была не только подконтрольна государству, но фактически также была государственной, Ю.Н. Рерих вносил предложение о создании государственного музея Н.К. Рериха. Кстати, не была освобождена от государственного участия и контроля со стороны государства и общественная организация Советский фонд Рерихов (СФР), куда собственно и передавал большую часть наследия Рерихов С.Н. Рерих.
В 1990-е годы казалось, что только общественная организация и способна обеспечить свободное и доступное изучение научных и философских трудов и самого Учения Живой Этики. Сомнение вызывала лишь способность в хранении и реставрации архивов и коллекций и, главное, художественного наследия, ибо общественные организации не располагают, как правило, необходимым подбором высокопрофессиональных работников. Но всё оказалось с точностью наоборот. Если хранение, экспозиция, оформление, издательская деятельность и даже реставрация достигли определённого музейного уровня в МЦР, то вопрос учёта и контроля вызвал немало вопросов со стороны тех, кто пытался непредвзято понять сами принципы этого процесса и не мог найти убедительного ответа. Но ещё более неожиданный оборот приняла деятельность самой общественной организации Международный Центр Рерихов, как единой и неразрывно связанной с музеем. С одной стороны, МЦР проводил и широкую издательскую деятельность, и разнообразные конференции с участием многих знаменитых людей, но, с другой стороны, вместо того, чтобы стать фокусом, объединителем всех рериховских и других культурных сил, как заповедовал С.Н. Рерих, стал центром раскола, нетерпимости, высокомерия и очернительства всех тех, кто был не согласен с идеологией этой организации. И особенно расколу способствовала регистрация Знамени Мира в качестве товарного знака, фактически приостановившая распространение Знамени Мира в России, – одного из самых наиважнейших дел, заповеданного человечеству теми, кто ведёт его в эволюцию. Ведь если даже предполагать лишь добрые намерения со стороны совершивших указанное деяние, разве трудно было догадаться, что после регистрации товарным знаком Знак Знамени Мира становится лишь знаком одной организации и не может быть использован множеством других культурных организаций и, в первую очередь, религиозными. Будете ли вы вывешивать флаг, принадлежащий другой конфессии, если вы ещё не пришли к Единой Религии? А ведь многие религиозные организации представляют рериховское движение в качестве своеобразного религиозного течения. Все многочисленные протесты общественности против такой регистрации были названы вражескими и проигнорированы, а протестующие объявлены тёмными служителями.
Все сторонники МЦР часто ссылаются на волю С.Н. Рериха о создании общественного музея, но совершенно забывают, что самое главное в идее дарителя наследия было создание всеобъединяющего культурного центра, авторитетного не по сути наличия наследия, а по исполнению самых качественных культурных действий, который бы стал фокусом всех рериховских организаций по притяжению любви, доброжелательства, вмещения и терпимости. Сказано об этом не для того, чтобы вылить обиды на МЦР, тем более после ухода его организатора и идейного вдохновителя Л.В. Шапошниковой, а чтобы показать, как многое зависит от воли немногих лидеров той или другой общественной организации, которая по каждому неудобному для неё случаю обставляет свои действия волею дарителя.
Но самое главное в вопросе о той или иной форме собственности в том, что мало кто сможет и сказать, что такое общественная собственность в отношении наследия мирового значения. Так, можно понять общественную собственность, приобретённую, созданную и накопленную какой-либо общественной организацией в результате её деятельности и передаваемую под особую сохранность лицам, назначаемым самой организацией. Но когда речь идёт о наследии мирового значения, принадлежащего всему человечеству, официальное владение одной общественной организацией, пусть даже состоящей из самых порядочных и честных хранителей, кажется совсем абсурдным. Ведь даже если предположить, что при Л.В. Шапошниковой сохранность наследия обеспечивалась должным образом, то кто может дать гарантию, что новые хранители устоят от соблазна использовать эту собственность в той же мере ответственно? Не только прямое владение, но и особое по праву занимаемой должности управление наследием, является самым серьёзным испытанием для каждого человека, даже находящегося на духовном пути развития. И присвоение этого наследия происходит чаще всего не по схеме воровства, но по принципу: «Хочу – покажу, захочу – открою, захочу – дам». Так, к сожалению, происходило в музее МЦР на практике и тому большое количество свидетелей, получивших отказ в пользовании теми или другими материалами для своих научных работ, лишь по причине отсутствия идеологического согласия с МЦР. Безусловно, такой отказ в государственном музее маловероятен, а если он где-то и происходил, то признавался явным нарушением прав человека.
О финансовой несостоятельности музея, созданного какой-либо общественной организацией из тех материалов, которые пока не входят в признаваемое мировое наследие, можно будет говорить с сожалением, но это не будет утратой для всего человечества. Но когда такая финансовая несостоятельность случается с музеем – хранителем бесценных сокровищ мирового значения, может быть даже приостановка эволюционного процесса на планете. Государство, если, конечно, не находится в крайнем упадке, берёт под свою ответственность мировое наследие. Хотя и в этом случае полная эффективность хранения и охранения может быть обеспечена лишь при участии широкой общественности.
Исходя из всего изложенного, не только поддерживаю идею А.А. Бондаренко о создании Федерального музея Н.К. Рериха, но и призываю поддержать эту идею во имя сохранения Великого Наследия, принадлежащего всему человечеству.
Руководитель общества «Зов к Культуре» О.Н. Чеглаков
Руководитель литературного клуба "Аквилон" О. А. Каштанов


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-10-2015, 08:08 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3527
Откуда: Калининград
18 октября 2015 г. С-Петербург-Калининград
О ГОСУДАРСТВЕННОМ МУЗЕЕ СЕМЬИ РЕРИХОВ
Открытое письмо директора Санкт-Петербургского государственного музея-института семьи Рерихов А.А. Бондаренко министру культуры РФ В.Р. Мединскому, выражающее глубокую озабоченность не только судьбой рериховского наследия, находящегося в фондах Музея Международного Центра Рерихов (МЦР), но и судьбой всего рериховского наследия, по крайней мере в пределах территории Российской Федерации, призвало обратить внимание государство и общественность на сам принцип сохранения и охранения наследия. Автором письма поднят вопрос о соотношении государственной и общественной форм музейного хранения наследия. А.А. Бондаренко, представляющий музей-институт, который прошёл путь от общественной формы к государственной, безусловно, приобрёл опыт и убедительность, чтобы выразить своё видение относительно преимущества государственной формы владения и управления фондами наследия. При этом автор письма указал на необходимость создания Федерального Музея семьи Рерихов (Н.К. Рериха), который координировал бы деятельность всех других музеев, связанных единой рериховской тематикой. Главное, по его мнению, должен быть налажен чёткий контроль и учёт – регистрация всех рериховских архивов и коллекций. И вопрос этот лежит уже не в той плоскости, как это было в имущественном споре между двумя музеями – Государственным музеем народов Востока и Музеем имени Н.К. Рериха МЦР, а в необходимости, чтобы наследие стало по-настоящему достоянием всего человечества, доступным для изучения всеми желающими. А.А. Бондаренко предложил спокойно и взаимоуважительно обсудить лучшие варианты не только хранения и охранения, но и лучших возможностей научной деятельности по исследованию всего богатейшего наследия Рерихов.
Признаюсь, ещё лет десять назад, как и большинство сторонников МЦР, отстаивающих общественный статус Музея, я принял бы однозначно такую же позицию, хотя никогда и не был последователем МЦР. В 1990-е годы, когда Россия вернулась обратно в капитализм, притом в самой дикой форме, государственная собственность распродавалась во всех видах и отраслях деятельности без исключения, а потому и в музейном деле также. Именно потому было бы удивительным, если бы С.Н. Рерих предпочёл государственную форму ответственности за наследие. Это бы означало передачу ответственности за величайшее наследие безответственному хранителю и распорядителю. Ведь в те лихие годы некоторые музеи устояли от соблазна распродажи государственной собственности только лишь благодаря героическим и самоотверженным усилиям преданных делу музейных работников. И С.Н. Рерих, зная о трудностях с государственным становлением в новой общественной формации, совершенно справедливо завещал наследие музею с общественным статусом управления и владения. Хочу это особенно подчеркнуть. Во времена строительства социализма, когда государство было крепким и надёжным, а общественная форма деятельности была не только подконтрольна государству, но фактически также была государственной, Ю.Н. Рерих вносил предложение о создании государственного музея Н.К. Рериха. Кстати, не была освобождена от государственного участия и контроля со стороны государства и общественная организация Советский фонд Рерихов (СФР), куда собственно и передавал большую часть наследия Рерихов С.Н. Рерих.
В 1990-е годы казалось, что только общественная организация и способна обеспечить свободное и доступное изучение научных и философских трудов и самого Учения Живой Этики. Сомнение вызывала лишь способность в хранении и реставрации архивов и коллекций и, главное, художественного наследия, ибо общественные организации не располагают, как правило, необходимым подбором высокопрофессиональных работников. Но всё оказалось с точностью наоборот. Если хранение, экспозиция, оформление, издательская деятельность и даже реставрация достигли определённого музейного уровня в МЦР, то вопрос учёта и контроля вызвал немало вопросов со стороны тех, кто пытался непредвзято понять сами принципы этого процесса и не мог найти убедительного ответа. Но ещё более неожиданный оборот приняла деятельность самой общественной организации Международный Центр Рерихов, как единой и неразрывно связанной с музеем. С одной стороны, МЦР проводил и широкую издательскую деятельность, и разнообразные конференции с участием многих знаменитых людей, но, с другой стороны, вместо того, чтобы стать фокусом, объединителем всех рериховских и других культурных сил, как заповедовал С.Н. Рерих, стал центром раскола, нетерпимости, высокомерия и очернительства всех тех, кто был не согласен с идеологией этой организации. И особенно расколу способствовала регистрация Знамени Мира в качестве товарного знака, фактически приостановившая распространение Знамени Мира в России, – одного из самых наиважнейших дел, заповеданного человечеству теми, кто ведёт его в эволюцию. Ведь если даже предполагать лишь добрые намерения со стороны совершивших указанное деяние, разве трудно было догадаться, что после регистрации товарным знаком Знак Знамени Мира становится лишь знаком одной организации и не может быть использован множеством других культурных организаций и, в первую очередь, религиозными. Будете ли вы вывешивать флаг, принадлежащий другой конфессии, если вы ещё не пришли к Единой Религии? А ведь многие религиозные организации представляют рериховское движение в качестве своеобразного религиозного течения. Все многочисленные протесты общественности против такой регистрации были названы вражескими и проигнорированы, а протестующие объявлены тёмными служителями.
Все сторонники МЦР часто ссылаются на волю С.Н. Рериха о создании общественного музея, но совершенно забывают, что самое главное в идее дарителя наследия было создание всеобъединяющего культурного центра, авторитетного не по сути наличия наследия, а по исполнению самых качественных культурных действий, который бы стал фокусом всех рериховских организаций по притяжению любви, доброжелательства, вмещения и терпимости. Сказано об этом не для того, чтобы вылить обиды на МЦР, тем более после ухода его организатора и идейного вдохновителя Л.В. Шапошниковой, а чтобы показать, как многое зависит от воли немногих лидеров той или другой общественной организации, которая по каждому неудобному для неё случаю обставляет свои действия волею дарителя.
Но самое главное в вопросе о той или иной форме собственности в том, что мало кто сможет и сказать, что такое общественная собственность в отношении наследия мирового значения. Так, можно понять общественную собственность, приобретённую, созданную и накопленную какой-либо общественной организацией в результате её деятельности и передаваемую под особую сохранность лицам, назначаемым самой организацией. Но когда речь идёт о наследии мирового значения, принадлежащего всему человечеству, официальное владение одной общественной организацией, пусть даже состоящей из самых порядочных и честных хранителей, кажется совсем абсурдным. Ведь даже если предположить, что при Л.В. Шапошниковой сохранность наследия обеспечивалась должным образом, то кто может дать гарантию, что новые хранители устоят от соблазна использовать эту собственность в той же мере ответственно? Не только прямое владение, но и особое по праву занимаемой должности управление наследием, является самым серьёзным испытанием для каждого человека, даже находящегося на духовном пути развития. И присвоение этого наследия происходит чаще всего не по схеме воровства, но по принципу: «Хочу – покажу, захочу – открою, захочу – дам». Так, к сожалению, происходило в музее МЦР на практике и тому большое количество свидетелей, получивших отказ в пользовании теми или другими материалами для своих научных работ, лишь по причине отсутствия идеологического согласия с МЦР. Безусловно, такой отказ в государственном музее маловероятен, а если он где-то и происходил, то признавался явным нарушением прав человека.
О финансовой несостоятельности музея, созданного какой-либо общественной организацией из тех материалов, которые пока не входят в признаваемое мировое наследие, можно будет говорить с сожалением, но это не будет утратой для всего человечества. Но когда такая финансовая несостоятельность случается с музеем – хранителем бесценных сокровищ мирового значения, может быть даже приостановка эволюционного процесса на планете. Государство, если, конечно, не находится в крайнем упадке, берёт под свою ответственность мировое наследие. Хотя и в этом случае полная эффективность хранения и охранения может быть обеспечена лишь при участии широкой общественности.
Исходя из всего изложенного, не только поддерживаем идею А.А. Бондаренко о создании Федерального музея Н.К. Рериха, но и призываю поддержать эту идею во имя сохранения Великого Наследия, принадлежащего всему человечеству.
Руководитель общества «Зов к Культуре» О.Н. Чеглаков
Руководитель литературного клуба "Аквилон" О. А. Каштанов


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

AGNI-YOGA TOPSITES
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB