Интернет-община "Содружество"
http://ay-forum.net/

Под светом твоей звезды
http://ay-forum.net/viewtopic.php?f=162&t=5350
Страница 6 из 6

Автор:  Игорь [ 22-12-2016, 21:03 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Elentirmo писал(а):
. Пятиметровый человек просто сломался под тяжестью своего тела. Физика полезная наука, чтобы отсеивать всякий бред.

Почитайте историю, в 18 веке в гвардии одного из шведских королей служил дядечка 4 метра высотой... А что до Перельмана, так во-первых, диаметр планеты был меньше и соответственно сила тяжести, во-вторых, гигантские тела были полуэфирными...

Автор:  Алантаирка [ 22-12-2016, 21:15 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Elentirmo писал(а):
И физика, и геология с палеонтологией. Почитайте на досуге.

И вам того же, освежите :)

Elentirmo писал(а):
Лемурийцев? Лемуры были и есть. Лемурийцы только в сказках.

Ааа ну я так и подумала :) А вы на этом форуме, что делаете, если не секрет?

Автор:  Алантаирка [ 22-12-2016, 21:18 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Игорь писал(а):
гигантские тела были полуэфирными...

Вот это, кстати, интересный вопрос. Тоже об этом думала... Ведь лемурийцы были полуэфирными. А атланты? Уже нет, кажется. И тоже ведь много больше современных людей. Где-то встречала их описание... С поиском цитат у меня напряг :)
Значит, если что-то и сохранилось из останков - то это все же не лемурийцы, а атланты или кто-то еще...?

Автор:  Elentirmo [ 22-12-2016, 22:04 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Я здесь общаюсь. Хотя все реже и реже.
Про дядечку 4 метра такой же анекдот, как про Голиафа. Хотя тот и пониже будет (3 м с хвостиком).
Про диаметр планеты гораздо меньший это из каких интересно источников взято и что за механизмы такие, приведшие к увеличению размера? Просьба дать доказательства, раз утверждаете.

Автор:  Вук Диков [ 25-10-2017, 23:04 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Бегут минуты. Мелькают образы. Все несется. Велик полет жизни. Крутятся созвездья -- вращаются без конца. И летят, летят...
   Это -- слезы огня: Безначальный заплакал когда-то. Брызги вспыхнувших слез в необъятном горят, остывая. И аккорды созвездий в душе пробуждают забытую музыку плача.
   Это -- звезды -- огнистые искры промчавшейся вечной ракеты. Горят, остывая. Сквозь хаос пространств посылают друг другу снопы золотые -- знамена огня промчавшейся родины.
   И вот, погасая, бросают сквозь бездну золотисто-воздушные светы. Прижимает остывшее лоно снежно-трепетные ласки тепла и белого золота. И от бело-золотых, атласно-воздушных и жарких томлений сотканные из лучей существа возникают на поверхности стынущих звезд.
   Поют о Солнцах дети Солнца, отыскивают в очах друг у друга солнечные знаки безвременья и называют жизнью эти поиски светов.
   А золотисто-воздушные потоки летят и летят к ним, лаская и нежно целуя, сквозь хаос столетий, сквозь бездну текущих пространств.
   Среди минут мелькают образы, и все несется в полете жизни. Дети Солнца сквозь бездонную тьму хотят ринуться к Солнцу.
   Как бархатные пчелы, что собирают медовое золото, они берегут в сердцах запасы солнечного блеска. Сердце их вместит полудневный восторг: оно расширится, как чаша, потому что душа их должна стать огромным зеркалом, отражающим молнии солнц. Они рождают внуков Солнца, чтоб передать им тайну света -- светозарные знаки. Эти знаки открывают солнечность.
   И вот длинный ряд поколений научается вспоминать невиданное и называет наукой эти желанные воспоминания.
   Собирают солнце, накопляют светы -- золотые светы и воздушно-белые, -- накопляют светы внуки Солнца.
   Будет день, когда сердце их вместит все огненные слезы -- слезы мировой ракеты, вспыхнувшей до времени времен.
  
2

   Я родился. Детство мое было окутано тьмой. Два черных крыла трепетали над младенцем. Висела черная, ночная пасть и дышала холодом. Помню впервые себя у окна. Замороженные стекла горели искрами. Мне хотелось, чтоб няня собрала эти искры в деревянную чашечку.
   Кто-то седой и скорбный сидел за столом, вперив серые очи в одну точку. Потирал руками колени и сморкался от времени до времени. Две свечи погребально светили ему, и широкая черная лента его пенсне непрерывно стекала со скорбного лица. Он сидел на фоне зияющей тьмы, неумолимо рвавшейся в освещенное пространство. Оскаленная пасть грозила нас проглотить. Но скорбный старик встал и закрыл двери. Пасть сомкнулась.
   А он продолжал сидеть, замирая, вперив глаза в одну точку. Он мне показался неизвестным, но заскорузлый палец руки протянулся надо мной, и над ухом раздался голос няньки: "Вот папа... Он с нами..." Я начинал узнавать. За стенкой раздавалась суровая песнь. Согбенный отец подошел ко мне. Щекотал пальцем и говорил: "Это -- зимний ветер".
   В окне зияла черная пасть и дышала холодом. Мне сказали, что там -- небо.
   Унесли спать. ..."

" ...

Москва!
   Разбросалась высокими, малыми, средними, золотоглавыми иль бесколонными витоглавыми церковками очень равных эпох; под пылищи небесные встали - зеленые, красные, плоские, низкие или высокие крыши оштукатуренных, или глазурью одетых, иль просто одетых в лохмотья опавшей известки домин, домов, домиков, севших в деревья, иль слитых, - колончатых иль бесколонных, балконных, с аканфами, с кариатидами, грузно поддерживающими карнизы, балконы, - фронтонные треугольники домов, домин, домиков, складывающих - Люлюхинский и Табачихинский с первым, вторым, третьим, пятым, четвертым, шестым и седьмым Гнило-зубовыми переулками.
   Улица складывалась столкновеньем домов, флигелей, мезонинов, заборов - кирпичных, коричневых, темно-песочных, зеленых, кисельных, оливковых, белых, фисташковых, кремовых; вывесок пестроперая лента сверкала там - кренделем; там - золотым сапогом; раскатайною растараторой пролеток, телег, фур, бамбанящих бочек, скрежещущих ящеров - номер четвертый и номер семнадцатый полнилась улица.
   Здесь человечник мельтешил, чихал, голосил, верещал, фыркал, шаркал, слагаясь из робких фигурок, вьюркивающих из ворот, из подъездов пропсяченной, непроветренной жизни: ботинками, туфлями, серо-зелеными пятками иль каблучками; покрытые трепаными картузами, платками, фуражками, шляпами - с рынка, на рынок трусили; тяжелым износом несли свою жизнь; кто - мешком на плече, кто - кулечком рогожевым, кто - ридикюльчиком, кто - просто фунтиком; пыль зафетюнила в сизые, в красные, в очень большие носищи и в рты всякой формы, иванящие отсебятину и пускающие пустобаи в небесную всячину; в псине и в перхоти, в злом раскуряе гнилых Табаков, в оплеваньи, в мозгляйстве словесном - пошли в одиночку: шли - по двое, по трое; слева направо и справа налево - вразброску, в откидку, враскачку, вподкачку.
   Да, тысячи тут волосатых, клокастых, очкастых, мордастых, брюхастых, кудрявых, корявых пространство осиливали ногами; иль - ехали. ..."
(ну, все же догадались, что это не я сочинил))

Автор:  ОКА [ 26-10-2017, 10:27 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Кто этот умница и знаток ЛБ?

Автор:  Аметиста [ 26-10-2017, 12:06 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?

Осмелюсь спросить, а что такое ЛБ?

Автор:  lada7772 [ 26-10-2017, 16:25 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Аметиста писал(а):
ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?

Осмелюсь спросить, а что такое ЛБ?

Осмелюсь предположить - это литературное братство? :-):

Автор:  ОКА [ 26-10-2017, 19:41 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

lada7772 писал(а):
Аметиста писал(а):
ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?

Осмелюсь спросить, а что такое ЛБ?

Осмелюсь предположить - это литературное братство? :-):
Любо! но если уж ходить на на данный раздел форума и не читать предшествующие посты и манифесты....тогда можно повториться: литература будущего...Братство обязательно возникнет. как и сестёрство...

Автор:  Вук Диков [ 26-10-2017, 23:27 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?


Как-то я не очень сообразил, что другие люди читают в иной последовательности, нежели я. У меня рука нередко протягивается именно к Белому, о чьём Д.Р. уже поминал и цитировал. "Москву" несколько раз брал в библиотеке, но по-настоящему попасть на ритм, как это Борис Бугаев объяснял, почти не получалось... Оттуда абзац, который и Демин в ЖЗЛ цировал, как пример. А первые - с Либ.ру - "Свето... - забыл

Автор:  ОКА [ 27-10-2017, 13:54 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Вук Диков писал(а):
ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?


Как-то я не очень сообразил, что другие люди читают в иной последовательности, нежели я. У меня рука нередко протягивается именно к Белому, о чьём Д.Р. уже поминал и цитировал. "Москву" несколько раз брал в библиотеке, но по-настоящему попасть на ритм, как это Борис Бугаев объяснял, почти не получалось... Оттуда абзац, который и Демин в ЖЗЛ цировал, как пример. А первые - с Либ.ру - "Свето... - забыл
Так это был фрагмент "Котика Летаева" Андрея Белого? Я подзабыл его лирическую прозу...

Автор:  Аметиста [ 27-10-2017, 14:15 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

ОКА писал(а):
lada7772 писал(а):
Аметиста писал(а):
ОКА писал(а):
Кто этот умница и знаток ЛБ?

Осмелюсь спросить, а что такое ЛБ?

Осмелюсь предположить - это литературное братство? :-):
Любо! но если уж ходить на на данный раздел форума и не читать предшествующие посты и манифесты....тогда можно повториться: литература будущего...Братство обязательно возникнет. как и сестёрство...


"Эххх!!! .... Семен Семеныч !!! ...".
Мож кто помнит, фильм такой был Бриллиантовая рука.
Когда Никулину дали пистолет, а он его на башку в фуражку сначала сунул, а потом в авоську спрятал, или наоборот сначала в авоську, а потом на башку....
Не помню точно.
Тогда и прозвучала эта знаменитая фраза.
Так и автор этих слов опростоволосилась или пузыря пустила.......
Ну это Олег пусть выбирает как ему больше нравится.

Да-а-а были фильмы......

Автор:  ОКА [ 27-10-2017, 19:27 ]
Заголовок сообщения:  Re: Под светом твоей звезды

Вук Диков писал(а):
Бегут минуты. Мелькают образы. Все несется. Велик полет жизни. Крутятся созвездья -- вращаются без конца. И летят, летят...
   Это -- слезы огня: Безначальный заплакал когда-то. Брызги вспыхнувших слез в необъятном горят, остывая. И аккорды созвездий в душе пробуждают забытую музыку плача.
   Это -- звезды -- огнистые искры промчавшейся вечной ракеты. Горят, остывая. Сквозь хаос пространств посылают друг другу снопы золотые -- знамена огня промчавшейся родины.
   И вот, погасая, бросают сквозь бездну золотисто-воздушные светы. Прижимает остывшее лоно снежно-трепетные ласки тепла и белого золота. И от бело-золотых, атласно-воздушных и жарких томлений сотканные из лучей существа возникают на поверхности стынущих звезд.
   Поют о Солнцах дети Солнца, отыскивают в очах друг у друга солнечные знаки безвременья и называют жизнью эти поиски светов.
   А золотисто-воздушные потоки летят и летят к ним, лаская и нежно целуя, сквозь хаос столетий, сквозь бездну текущих пространств.
   Среди минут мелькают образы, и все несется в полете жизни. Дети Солнца сквозь бездонную тьму хотят ринуться к Солнцу.
   Как бархатные пчелы, что собирают медовое золото, они берегут в сердцах запасы солнечного блеска. Сердце их вместит полудневный восторг: оно расширится, как чаша, потому что душа их должна стать огромным зеркалом, отражающим молнии солнц. Они рождают внуков Солнца, чтоб передать им тайну света -- светозарные знаки. Эти знаки открывают солнечность.
   И вот длинный ряд поколений научается вспоминать невиданное и называет наукой эти желанные воспоминания.
   Собирают солнце, накопляют светы -- золотые светы и воздушно-белые, -- накопляют светы внуки Солнца.
   Будет день, когда сердце их вместит все огненные слезы -- слезы мировой ракеты, вспыхнувшей до времени времен.
  
2

   Я родился. Детство мое было окутано тьмой. Два черных крыла трепетали над младенцем. Висела черная, ночная пасть и дышала холодом. Помню впервые себя у окна. Замороженные стекла горели искрами. Мне хотелось, чтоб няня собрала эти искры в деревянную чашечку.
   Кто-то седой и скорбный сидел за столом, вперив серые очи в одну точку. Потирал руками колени и сморкался от времени до времени. Две свечи погребально светили ему, и широкая черная лента его пенсне непрерывно стекала со скорбного лица. Он сидел на фоне зияющей тьмы, неумолимо рвавшейся в освещенное пространство. Оскаленная пасть грозила нас проглотить. Но скорбный старик встал и закрыл двери. Пасть сомкнулась.
   А он продолжал сидеть, замирая, вперив глаза в одну точку. Он мне показался неизвестным, но заскорузлый палец руки протянулся надо мной, и над ухом раздался голос няньки: "Вот папа... Он с нами..." Я начинал узнавать. За стенкой раздавалась суровая песнь. Согбенный отец подошел ко мне. Щекотал пальцем и говорил: "Это -- зимний ветер".
   В окне зияла черная пасть и дышала холодом. Мне сказали, что там -- небо.
   Унесли спать. ..."

" ...

Москва!
   Разбросалась высокими, малыми, средними, золотоглавыми иль бесколонными витоглавыми церковками очень равных эпох; под пылищи небесные встали - зеленые, красные, плоские, низкие или высокие крыши оштукатуренных, или глазурью одетых, иль просто одетых в лохмотья опавшей известки домин, домов, домиков, севших в деревья, иль слитых, - колончатых иль бесколонных, балконных, с аканфами, с кариатидами, грузно поддерживающими карнизы, балконы, - фронтонные треугольники домов, домин, домиков, складывающих - Люлюхинский и Табачихинский с первым, вторым, третьим, пятым, четвертым, шестым и седьмым Гнило-зубовыми переулками.
   Улица складывалась столкновеньем домов, флигелей, мезонинов, заборов - кирпичных, коричневых, темно-песочных, зеленых, кисельных, оливковых, белых, фисташковых, кремовых; вывесок пестроперая лента сверкала там - кренделем; там - золотым сапогом; раскатайною растараторой пролеток, телег, фур, бамбанящих бочек, скрежещущих ящеров - номер четвертый и номер семнадцатый полнилась улица.
   Здесь человечник мельтешил, чихал, голосил, верещал, фыркал, шаркал, слагаясь из робких фигурок, вьюркивающих из ворот, из подъездов пропсяченной, непроветренной жизни: ботинками, туфлями, серо-зелеными пятками иль каблучками; покрытые трепаными картузами, платками, фуражками, шляпами - с рынка, на рынок трусили; тяжелым износом несли свою жизнь; кто - мешком на плече, кто - кулечком рогожевым, кто - ридикюльчиком, кто - просто фунтиком; пыль зафетюнила в сизые, в красные, в очень большие носищи и в рты всякой формы, иванящие отсебятину и пускающие пустобаи в небесную всячину; в псине и в перхоти, в злом раскуряе гнилых Табаков, в оплеваньи, в мозгляйстве словесном - пошли в одиночку: шли - по двое, по трое; слева направо и справа налево - вразброску, в откидку, враскачку, вподкачку.
   Да, тысячи тут волосатых, клокастых, очкастых, мордастых, брюхастых, кудрявых, корявых пространство осиливали ногами; иль - ехали. ..."
(ну, все же догадались, что это не я сочинил))
Очень похоже на "Котика Летаева", но оказалось, что "Световая сказка". Спасибо, включил всю в нашу антологию на портале "Культура". Из синтеза поэзии, философии и прозаического решения рождается наша ЛБ! http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_252.htm

Страница 6 из 6 Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
http://www.phpbb.com/