Интернет-община "Содружество"

Всему поможет Община, но Общине поможет расширение сознания
Текущее время: 12-12-2017, 19:55

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01-09-2013, 13:27 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Никакой ошибки...При перазгрузке компьютер вывел на ещё один симпатичный "Солнечный ветер". Словно Кто-то молчаливо читающий и наблюдающий за нами из далёкой заснеженной башни взял и направил лучик в мой окоп. И вспыхнули звёздочки лиловым осветочком, шум в ушах, напомнил шум раковины и нежность заполнила сердце, устающее от молотьбы ссор и дрязг...
Сколько же их проносится в нашу жизнь этих солнечных вестников? И пусть себе несутся! Главное, чтобы от всех Солнечных Ветров и поветрий Эволюции мира было светло и радостно!
Приглашаю всех пишущих и творящих на Обшее Благо к ещё одному литературному подиуму!
http://maxpark.com/community/5548


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 18-09-2015, 09:03 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
http://www.proza.ru/2007/01/25-315


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14-02-2016, 15:47 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
МАРИНА ВОЛКОВА
ВЕЛЕСИЦЫ

Накануне Дня
Под снегом семена грядущих трав щекочут отдыхающую Землю. Обавницей приду под сень дубрав, где воины мои до Травня дремлют, где мир грустит во власти зимних чар, в нём белизна – от края и до края, и лишь над родниками реет пар – кипит вода - горячая, живая. Кольчугой на стволах сверкает лёд – под ним коры затейливые руны. Весной проснётся жёлудь, и взойдёт дубок, пополнив воинство Перуна.

А во бору сегодня птичий гам – щебечут свиристели, а синицы летят, летят за мною по пятам… Вовсю пушатся хвойные ресницы, гуляет Солнце вО поле небес и льёт сурью на вотчину ВелЕса.

Какие сказки мне нашепчет лес? Какие я в ответ сложу для леса?

Мне Бог Ветров кивает на бегу. Ему - лететь простором небосвода. А мне – плясать босою на снегу и в косы заплетать лучи восхода, будить Весну – для всех и для тебя, лелеять в сердце светлые желанья, и в зимний день, весь мир обняв любя, играть на звонких струнах Мирозданья.


***

Светел дремлющий мир на ладонях Зари, он в плену снежных грёз позабыл про печаль. И летят от меня до тебя снегири, озаряя полётом бескрайнюю даль. Среди птичьих, проснувшихся вновь голосов, наполняющих звоном небесную синь, слышен Велесов рог над простором лесов, слышен ропот зелёных лесных берегинь. Но из множества звуков в родной вышине я душою ловлю Ветра тихую речь – он мне шепчет о светлой, счастливой Весне, обещающей радость загаданных встреч.

Пусть дорога длинна и разлука долга, тем, кто любит и ждёт – холода нипочём. Утро ясный Рассвет пеленает в снега, улыбаясь грядущему каждым лучом. Там, где ясное Солнце с утра горний мёд торопливо в озёрную льёт полынью, вновь подснежником нежность моя расцветёт под весеннюю песню твою.


Пожаловаться на это сообщение

За это сообщение автора ОКА поблагодарил: Игорь (14-02-2016, 17:45)
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14-11-2016, 10:57 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Братство. 281
Люди, нередко лукавя, говорят, что много условий мешают им творить добро. Между тем в каждом состоянии человек может творить добро. Это преимущество человеческого состояния.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-11-2016, 07:21 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Молчаливая баба с вечно недовольным лицом, но аккуратная и чистоплотная. Говорили, что была она из лишенцев — то есть из раскулаченных. Некогда семейство Анны владело едва ли не всеми ныне колхозными землями, скота имели бессчетно, батраков целую армию. В общем, процветало семейство моей кастелянши, но тут пожаловал товарищ Сталин со своей коллективизацией.

Разумеется, справные мужики из рода Анны сельской уравниловки не приняли, да и принять не могли. Хорошенькое дело — отдать в общее пользование все, что трудом нажил! Стали они сопротивляться, но сопротивлялись недолго: в начале тридцатых годов прошлого века муж, братья и сыновья Анны отправились по этапу в Сибирь, где и сгинули. Осталась баба одна доживать век в родной деревне.

Еще про Анну говорили, что она из меря — древнего финского племени, некогда здесь обитавшего, потому молится языческим богам и умеет колдовать. При этом на шее Анна носила крест на тесемке. Собственно, колдует она или нет и кому молится — не шибко меня волновало. Меня волновало то, что пациенты с определенных пор постоянно жаловались на больничную кормежку: то суп жидок, то каша без мяса.

Однажды я лично поймал Анну на воровстве — нашел припрятанный на кухне кусок мяса, который она должна была положить в щи. Отругал, помню, ее крепко. Она ни капельки не смутилась — стояла молча и смотрела прямо мне в глаза. Я распалялся все больше и больше, даже назвал эту женщину, которая мне не то что в матери — в бабки — годилась, бранным словом. Очень бранным и очень неприличным словом, за что до сих пор себя корю.

Потом, впрочем, очухался — извинился и предупредил, что этот наш разговор последний: в следующий раз я Анну просто прогоню. Ее явно не взяли за душу ни мои ругательства, ни мои увещевания. Она спокойно все выслушала и странно как-то посмотрела — как будто сквозь меня, как будто меня там и не было, а если и был, то не главный врач, а что-то не серьезнее докучливого комара или клопа, которого — раз! — и раздавил.

От этого презрительно-отсутствующего взгляда мне сделалось совсем не по себе. Впрочем, в запале, помнится, я тогда не придал этому особого значения, хотя знал — деревенские с Анной старались не связываться. Дурная за ней водилась слава: дескать, колдунья — чуть что не по ее, может и со света белого сжить.

Мне санитар рассказывал, что первый председатель их колхоза, который приложил руку к тому, чтобы мужиков из семейства Анны отправили лес валить, в одночасье заболел и через полгода умер. А заместитель его, который Анне тоже досадил изрядно, вскорости утонул в пруду на центральной усадьбе.

Подобные рассказы я слушал вполуха и списывал их в основном на подорванную самогоном психику своего подчиненного. Я еще не подозревал, что очень скоро на личном опыте изведаю, насколько прав был мой крепко пьющий соратник по больнице.

Некоторое время после описанного скандала Анна вела себя вполне пристойно — работала нормально, но по осени опять начались жалобы. Стал я следить за Анной, но долго не мог поймать ее на воровстве. Тут, как всегда, случай помог.

Как-то раз поехал я по делам в Кострому — повез отчет и заявки на лекарства в райздравотдел. Закончив с бумажной волокитой и хождением по коридорам, зашел на рынок, где торговали всяким барахлом, грибами, ягодой и нехитрой снедью. Там я нос к носу столкнулся с Анной — кастелянша сбывала (причем, как сейчас помню, за сущие копейки) казенное больничное белье.

Сомнения в том, что торгует она краденым, не было: каждая простыня, каждая наволочка, каждый пододеяльник — со штемпелем, что по моей просьбе вырезал из подметки мой запойный санитар и с тех пор маркировал им все новое белье. Тут уж я разошелся не на шутку. Наорал на Анну, ко всеобщему удивлению, — на рынке даже торговля встала, — отобрал все, что она еще не успела продать, хотел кликнуть милиционера, но потом плюнул и решил так: пускай отправляется на все четыре стороны, чтобы глаза мои эту стерву больше не видели.

Я ее действительно больше не видел. Анна удивительным образом вернулась из Костромы раньше меня, хотя до деревни нашей из областного центра ходил всего один автобус — утром и вечером. Приехала, зашла в больницу (это мне санитар потом рассказал), собрала манатки и исчезла. В общем, с тех пор в деревне ее не было. Сперва, конечно, искали: куда, дескать, баба подевалась, не могла же она дом бросить… А потом забыли.

Санитар сказал, что перед тем, как уйти навсегда, Анна зашла на минуту и в мою халупу. Ну, зашла и зашла, главное — ничего не сперла. Да, по чести сказать, и красть-то у меня было нечего. Костюм — на мне, часы «Победа» — на мне, ботинки — на мне, иным добром не разжился.На следующий день нанял я другую повариху, благо желающих поступить на место Анны хватало — небольшая, а все же зарплата: народ в деревне тогда жил скудно. А еще через день я занемог.

То есть сперва я не понял, что занемог. Проснулся, помню, какой-то разбитый. Но не придал этому особого значения — всяко же бывает. Но уже в больнице, осматривая пациентов, понял, что дело худо: голова болела и кружилась, меня тошнило. Не доработав до конца, оставил я на хозяйстве санитарок Шуру и Зою, а сам пополз в свою домушку отлеживаться.

Однако не дополз — рухнул без чувств прямо посреди двора. Меня, конечно, подобрали, откачали, а на следующее утро я уже без посторонней помощи с постели встать не смог. Тут начались сплошные мучения. Сперва, простите за подробности, меня выворачивало буквально наизнанку. Я, помнится, еще подумал, что отравился съеденными в привокзальной костромской столовой пирогами. Нет, ошибка вышла — через день рвота унялась, но начался озноб, и такая слабость накатила, что я вам даже описать не могу.

Фельдшерицы с ног сбились, милый мой санитар даже про пьянство свое забыл — неотступно дежурил у моей кровати, а мне становилось все хуже и хуже. Вскорости к общей слабости добавились нестерпимые головные боли. Отвезли меня на нашем газике в Кострому — там я неделю провел в инфекционном отделении. Сделали промывание желудка, накормили всякими пилюлями: сперва вроде полегче, а потом снова все хуже и хуже.

За неделю я потерял десять килограммов. Доктора — они были со мной, как с коллегой, откровенны — подозревали онкологию. Говорят, надо ехать в Москву, в Костроме никто не поможет. Вернулся я в свою деревню, фельдшерицы давай запросы в разные столичные больницы писать: так, мол, и так — не дайте помереть молодому доктору.

Пока ответа ждали, лежал я на своей кровати, вернее, метался в полубреду. Уж не знаю, в бреду ли или во сне явился мне мой профессор — Глеб Афанасьевич Кузнецов. Почему именно он мне явился — не знаю: вроде и не были мы с ним никогда особо близки, но вот почему-то пришел профессор спасать своего вчерашнего студента.

Спасал он меня очень странным способом: приложил к моей макушке огромный магнит подковой (может, помните, были такие раньше, в школах опыты по физике с ними делали: одна половина синяя, другая красная) и извлек у меня из головы огромный ржавый гвоздь. Не сказал профессор при этом ни слова, достал гвоздь, вручил мне и исчез…

Вечером пришли меня проведать Шура и Зоя — рассказал я им о своем видении. Бабы быстро смекнули, что оставлять такой знак без внимания никак нельзя. Они и раньше высказывались в том роде, что болезнь моя — проклятие изгнанной Анны, а теперь уж галдели наперебой про какой-то заколдованный мерянский гвоздь.

Дескать, Анна сделала на смерть. Тут и санитар мой прыть проявил — сбегал на колхозную усадьбу к трактористам и притащил здоровый магнит, говорит
:- Буду тебя, доктор, магнитом обследовать, как твой профессор. Хотел к голове магнит приложить, но я воспротивился: «Исследуй, говорю, постель…»

Ну и что вы думаете: в изголовье матраса магнит разом «учуял» что-то железное. Шура распорола холстину, разворошила сено, которым тюфяк набит был, и извлекла на свет божий ржавый гвоздь. Удивительный, надо сказать, гвоздь-старинный, кованый, четырехгранный: я таких в жизни не видал. Ближе к шляпке в теле гвоздя была проделана овальная дырочка — вроде ушка иголки, куда нитку вправляют.

Санитар и фельдшерицы очень обрадовались этой дырке — рассказали, что гвоздь специальный. Если, например, избу досками обшивают, то, чтобы шляпок не было видно, плотник вбивает гвоздь до этой самой дырки, а потом шляпку отламывает. Рассказали мне все это соратники и давай убеждать, что это есть единственное мое спасение: должен я по этой дырке гвоздь сломать-так, мол, отобьюсь от мерянского проклятия.

Знаете, я ведь с красным дипломом мединститут окончил и в комсомоле тогда состоял — в партию даже метил, а поверил их словам. Тогда я был готов во что угодно поверить. Не понял только: почему именно руками надо гвоздь тот ломать, почему, положим, нельзя отдать санитару, что- бы тот зубилом его разрубил? Но спасители мои даже и слышать ничего не хотели — они, как выяснилось, тоже в мерянской магии горазды были: ломай, говорят, руками сам, иначе помрешь.

Легко сказать — ломай. Я настолько слаб был, что этот не самый толстый гвоздь только сгибал три дня, потом три дня разгибал, потом снова сгибал — и так далее. Короче говоря, за пару недель доконал я эту железку — лопнула она по той самой дырочке. И знаете, чего мне в тот самый момент вдруг захотелось? Мне захотелось выпить стакан самогона!

Тут я должен пояснить, что человек я малопьющий, можно сказать, совсем не употребляю, а вот захотелось и все тут. Сказал об этом санитару, тот на радостях целую мутную четверть притащил, шмоток сала, несколько луковиц, хлеба домашнего теплого — только из печи.

Напились мы с ним вусмерть — я единственный раз в жизни так напивался: до потери рассудка. А утром я куриного супчику, Зоей принесенного, похлебал, вечером того же дня поднялся и вышел во двор воздуха глотнуть. Через три дня я уже осматривал пациентов и крутился в своей больнице, о которой за время болезни уж и думать забыл.

Два кусочка того переломленного гвоздя хранятся у меня до сих пор. Иногда я достаю их из ящика письменного стола, соединяю и думаю: «Вот как, как могла эта штука чуть со света меня не свести?» Конечно, я слышал про заговоры, недавно книжку про черную африканскую магию читал. Все это любопытно, когда в книжке, но, когда с тобой нечто подобное происходит, ей-богу жутко. Многого мы еще не знаем, потому тычемся иной раз как слепые котята в поисках верного решения, а толку чуть.

Кстати сказать, однажды на встрече выпускников нашего института я встретил того профессора — Глеба Афанасьевича Кузнецова, что во сне магнитом у меня из головы гвоздь вытаскивал. Он меня узнал, обнял, монографию свою, только что вышедшую, с автографом подарил.

Хотел я ему рассказать про тот случай, а потом постеснялся: подумает еще, что студент его совсем свихнулся. Ну а что еще наш простой профессор по этому поводу подумать может? Тут, как говорится, без вариантов…


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 16-11-2016, 07:21 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Молчаливая баба с вечно недовольным лицом, но аккуратная и чистоплотная. Говорили, что была она из лишенцев — то есть из раскулаченных. Некогда семейство Анны владело едва ли не всеми ныне колхозными землями, скота имели бессчетно, батраков целую армию. В общем, процветало семейство моей кастелянши, но тут пожаловал товарищ Сталин со своей коллективизацией.

Разумеется, справные мужики из рода Анны сельской уравниловки не приняли, да и принять не могли. Хорошенькое дело — отдать в общее пользование все, что трудом нажил! Стали они сопротивляться, но сопротивлялись недолго: в начале тридцатых годов прошлого века муж, братья и сыновья Анны отправились по этапу в Сибирь, где и сгинули. Осталась баба одна доживать век в родной деревне.

Еще про Анну говорили, что она из меря — древнего финского племени, некогда здесь обитавшего, потому молится языческим богам и умеет колдовать. При этом на шее Анна носила крест на тесемке. Собственно, колдует она или нет и кому молится — не шибко меня волновало. Меня волновало то, что пациенты с определенных пор постоянно жаловались на больничную кормежку: то суп жидок, то каша без мяса.

Однажды я лично поймал Анну на воровстве — нашел припрятанный на кухне кусок мяса, который она должна была положить в щи. Отругал, помню, ее крепко. Она ни капельки не смутилась — стояла молча и смотрела прямо мне в глаза. Я распалялся все больше и больше, даже назвал эту женщину, которая мне не то что в матери — в бабки — годилась, бранным словом. Очень бранным и очень неприличным словом, за что до сих пор себя корю.

Потом, впрочем, очухался — извинился и предупредил, что этот наш разговор последний: в следующий раз я Анну просто прогоню. Ее явно не взяли за душу ни мои ругательства, ни мои увещевания. Она спокойно все выслушала и странно как-то посмотрела — как будто сквозь меня, как будто меня там и не было, а если и был, то не главный врач, а что-то не серьезнее докучливого комара или клопа, которого — раз! — и раздавил.

От этого презрительно-отсутствующего взгляда мне сделалось совсем не по себе. Впрочем, в запале, помнится, я тогда не придал этому особого значения, хотя знал — деревенские с Анной старались не связываться. Дурная за ней водилась слава: дескать, колдунья — чуть что не по ее, может и со света белого сжить.

Мне санитар рассказывал, что первый председатель их колхоза, который приложил руку к тому, чтобы мужиков из семейства Анны отправили лес валить, в одночасье заболел и через полгода умер. А заместитель его, который Анне тоже досадил изрядно, вскорости утонул в пруду на центральной усадьбе.

Подобные рассказы я слушал вполуха и списывал их в основном на подорванную самогоном психику своего подчиненного. Я еще не подозревал, что очень скоро на личном опыте изведаю, насколько прав был мой крепко пьющий соратник по больнице.

Некоторое время после описанного скандала Анна вела себя вполне пристойно — работала нормально, но по осени опять начались жалобы. Стал я следить за Анной, но долго не мог поймать ее на воровстве. Тут, как всегда, случай помог.

Как-то раз поехал я по делам в Кострому — повез отчет и заявки на лекарства в райздравотдел. Закончив с бумажной волокитой и хождением по коридорам, зашел на рынок, где торговали всяким барахлом, грибами, ягодой и нехитрой снедью. Там я нос к носу столкнулся с Анной — кастелянша сбывала (причем, как сейчас помню, за сущие копейки) казенное больничное белье.

Сомнения в том, что торгует она краденым, не было: каждая простыня, каждая наволочка, каждый пододеяльник — со штемпелем, что по моей просьбе вырезал из подметки мой запойный санитар и с тех пор маркировал им все новое белье. Тут уж я разошелся не на шутку. Наорал на Анну, ко всеобщему удивлению, — на рынке даже торговля встала, — отобрал все, что она еще не успела продать, хотел кликнуть милиционера, но потом плюнул и решил так: пускай отправляется на все четыре стороны, чтобы глаза мои эту стерву больше не видели.

Я ее действительно больше не видел. Анна удивительным образом вернулась из Костромы раньше меня, хотя до деревни нашей из областного центра ходил всего один автобус — утром и вечером. Приехала, зашла в больницу (это мне санитар потом рассказал), собрала манатки и исчезла. В общем, с тех пор в деревне ее не было. Сперва, конечно, искали: куда, дескать, баба подевалась, не могла же она дом бросить… А потом забыли.

Санитар сказал, что перед тем, как уйти навсегда, Анна зашла на минуту и в мою халупу. Ну, зашла и зашла, главное — ничего не сперла. Да, по чести сказать, и красть-то у меня было нечего. Костюм — на мне, часы «Победа» — на мне, ботинки — на мне, иным добром не разжился.На следующий день нанял я другую повариху, благо желающих поступить на место Анны хватало — небольшая, а все же зарплата: народ в деревне тогда жил скудно. А еще через день я занемог.

То есть сперва я не понял, что занемог. Проснулся, помню, какой-то разбитый. Но не придал этому особого значения — всяко же бывает. Но уже в больнице, осматривая пациентов, понял, что дело худо: голова болела и кружилась, меня тошнило. Не доработав до конца, оставил я на хозяйстве санитарок Шуру и Зою, а сам пополз в свою домушку отлеживаться.

Однако не дополз — рухнул без чувств прямо посреди двора. Меня, конечно, подобрали, откачали, а на следующее утро я уже без посторонней помощи с постели встать не смог. Тут начались сплошные мучения. Сперва, простите за подробности, меня выворачивало буквально наизнанку. Я, помнится, еще подумал, что отравился съеденными в привокзальной костромской столовой пирогами. Нет, ошибка вышла — через день рвота унялась, но начался озноб, и такая слабость накатила, что я вам даже описать не могу.

Фельдшерицы с ног сбились, милый мой санитар даже про пьянство свое забыл — неотступно дежурил у моей кровати, а мне становилось все хуже и хуже. Вскорости к общей слабости добавились нестерпимые головные боли. Отвезли меня на нашем газике в Кострому — там я неделю провел в инфекционном отделении. Сделали промывание желудка, накормили всякими пилюлями: сперва вроде полегче, а потом снова все хуже и хуже.

За неделю я потерял десять килограммов. Доктора — они были со мной, как с коллегой, откровенны — подозревали онкологию. Говорят, надо ехать в Москву, в Костроме никто не поможет. Вернулся я в свою деревню, фельдшерицы давай запросы в разные столичные больницы писать: так, мол, и так — не дайте помереть молодому доктору.

Пока ответа ждали, лежал я на своей кровати, вернее, метался в полубреду. Уж не знаю, в бреду ли или во сне явился мне мой профессор — Глеб Афанасьевич Кузнецов. Почему именно он мне явился — не знаю: вроде и не были мы с ним никогда особо близки, но вот почему-то пришел профессор спасать своего вчерашнего студента.

Спасал он меня очень странным способом: приложил к моей макушке огромный магнит подковой (может, помните, были такие раньше, в школах опыты по физике с ними делали: одна половина синяя, другая красная) и извлек у меня из головы огромный ржавый гвоздь. Не сказал профессор при этом ни слова, достал гвоздь, вручил мне и исчез…

Вечером пришли меня проведать Шура и Зоя — рассказал я им о своем видении. Бабы быстро смекнули, что оставлять такой знак без внимания никак нельзя. Они и раньше высказывались в том роде, что болезнь моя — проклятие изгнанной Анны, а теперь уж галдели наперебой про какой-то заколдованный мерянский гвоздь.

Дескать, Анна сделала на смерть. Тут и санитар мой прыть проявил — сбегал на колхозную усадьбу к трактористам и притащил здоровый магнит, говорит
:- Буду тебя, доктор, магнитом обследовать, как твой профессор. Хотел к голове магнит приложить, но я воспротивился: «Исследуй, говорю, постель…»

Ну и что вы думаете: в изголовье матраса магнит разом «учуял» что-то железное. Шура распорола холстину, разворошила сено, которым тюфяк набит был, и извлекла на свет божий ржавый гвоздь. Удивительный, надо сказать, гвоздь-старинный, кованый, четырехгранный: я таких в жизни не видал. Ближе к шляпке в теле гвоздя была проделана овальная дырочка — вроде ушка иголки, куда нитку вправляют.

Санитар и фельдшерицы очень обрадовались этой дырке — рассказали, что гвоздь специальный. Если, например, избу досками обшивают, то, чтобы шляпок не было видно, плотник вбивает гвоздь до этой самой дырки, а потом шляпку отламывает. Рассказали мне все это соратники и давай убеждать, что это есть единственное мое спасение: должен я по этой дырке гвоздь сломать-так, мол, отобьюсь от мерянского проклятия.

Знаете, я ведь с красным дипломом мединститут окончил и в комсомоле тогда состоял — в партию даже метил, а поверил их словам. Тогда я был готов во что угодно поверить. Не понял только: почему именно руками надо гвоздь тот ломать, почему, положим, нельзя отдать санитару, что- бы тот зубилом его разрубил? Но спасители мои даже и слышать ничего не хотели — они, как выяснилось, тоже в мерянской магии горазды были: ломай, говорят, руками сам, иначе помрешь.

Легко сказать — ломай. Я настолько слаб был, что этот не самый толстый гвоздь только сгибал три дня, потом три дня разгибал, потом снова сгибал — и так далее. Короче говоря, за пару недель доконал я эту железку — лопнула она по той самой дырочке. И знаете, чего мне в тот самый момент вдруг захотелось? Мне захотелось выпить стакан самогона!

Тут я должен пояснить, что человек я малопьющий, можно сказать, совсем не употребляю, а вот захотелось и все тут. Сказал об этом санитару, тот на радостях целую мутную четверть притащил, шмоток сала, несколько луковиц, хлеба домашнего теплого — только из печи.

Напились мы с ним вусмерть — я единственный раз в жизни так напивался: до потери рассудка. А утром я куриного супчику, Зоей принесенного, похлебал, вечером того же дня поднялся и вышел во двор воздуха глотнуть. Через три дня я уже осматривал пациентов и крутился в своей больнице, о которой за время болезни уж и думать забыл.

Два кусочка того переломленного гвоздя хранятся у меня до сих пор. Иногда я достаю их из ящика письменного стола, соединяю и думаю: «Вот как, как могла эта штука чуть со света меня не свести?» Конечно, я слышал про заговоры, недавно книжку про черную африканскую магию читал. Все это любопытно, когда в книжке, но, когда с тобой нечто подобное происходит, ей-богу жутко. Многого мы еще не знаем, потому тычемся иной раз как слепые котята в поисках верного решения, а толку чуть.

Кстати сказать, однажды на встрече выпускников нашего института я встретил того профессора — Глеба Афанасьевича Кузнецова, что во сне магнитом у меня из головы гвоздь вытаскивал. Он меня узнал, обнял, монографию свою, только что вышедшую, с автографом подарил.

Хотел я ему рассказать про тот случай, а потом постеснялся: подумает еще, что студент его совсем свихнулся. Ну а что еще наш простой профессор по этому поводу подумать может? Тут, как говорится, без вариантов…


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 17-11-2016, 21:09 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12-05-2010, 20:25
Сообщений: 3419
Откуда: Киров
ОКА писал(а):
. Ну а что еще наш простой профессор по этому поводу подумать может? Тут, как говорится, без вариантов…

Надо понимать, история из жизни... А откуда рассказ, кто рассказал. чья литературная обработка?


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-11-2016, 14:08 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Игорь писал(а):
ОКА писал(а):
. Ну а что еще наш простой профессор по этому поводу подумать может? Тут, как говорится, без вариантов…

Надо понимать, история из жизни... А откуда рассказ, кто рассказал. чья литературная обработка?
Один из отдыхающих из Кирова... Я включаю рассказ от неизвестного человека в книгу "Ковёр памяти" Светлогорские встречи на квартире писателя Юрия
Куранова.
А сейчас, чтобы не обидеть снова нашего астронома помещаю ссылку от Дмитрия Ничипуровича о писателе Беляеве...том самом...

http://rado-altai.ru/uymon/


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-11-2016, 17:55 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12-05-2010, 20:25
Сообщений: 3419
Откуда: Киров
ОКА писал(а):
Один из отдыхающих из Кирова...


Это он с Вятки в Калининград отдыхать ездит??? Странно, однако...


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-11-2016, 17:59 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12-05-2010, 20:25
Сообщений: 3419
Откуда: Киров
ОКА писал(а):
А сейчас, чтобы не обидеть снова нашего астронома помещаю ссылку от Дмитрия Ничипуровича о писателе Беляеве...том самом...

http://rado-altai.ru/uymon/

А как по этой ссылке прочитать что-нибудь...?


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 19-11-2016, 19:42 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Игорь писал(а):
ОКА писал(а):
А сейчас, чтобы не обидеть снова нашего астронома помещаю ссылку от Дмитрия Ничипуровича о писателе Беляеве...том самом...

http://rado-altai.ru/uymon/

А как по этой ссылке прочитать что-нибудь...?
Статьи.... и читай...
http://rado-altai.ru/uymon/index.php?op ... &Itemid=61


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 27-11-2016, 11:24 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Владимир Рожков ( Калининград-Прокопьевск)
Прокопий праведный – путь духовного восхождения
Доклад построен на материалах небольшой, но ёмкой книги с названием «Кто имя дал славное городу», вышедшей в свет в 2011 году благодаря многолетним трудам коллектива из Клуба Живой Этики в городе Прокопьевске, поднявшими многие архивные страницы прошлых веков в стране и за рубежом.
Книга эта убедительно показывает, что Прокопьевск в Кузбассе носит имя святого Прокопия Устюжского, что основателями города в 17 веке явились переселенцы из Великого Устюга, города на северо-востоке Вологодской области, где проявился духовный подвиг Прокопия праведного и где его с 13 века чтили как покровителя всего Вологодского края. В годину бескормицы переселенцы из Великого Устюга переселились в богатые земли Сибири и принесли с собой высокий идеал почитаемого ими святого Прокопия, которым и нарекли новое поселение. Судьба святого Прокопия была столь необычна и значительна, что изучение её будет полезно именно в наше время.
Архивные сведения 13 века говорят, что человек с прусским именем Гланда Камбила, ставший позже святым Прокопием, в Великий Устюг пришёл из Великого Новгорода. В Новгороде он появился как князь из Пруссии, где в 13 веке восставшие прусские племена под его командованием были разбиты ранее вторгшимся туда Тевтонским Орденом, который к тому времени уже покорил языческие прусские племена и насильственно окрестил их в католичество. Так богатый прусский князь, католик не по своей воле, Гланда Камбила с двумя сыновьями после своего военного поражения нашёл прибежище в русской земле.
Иногда в судьбе человека происходят роковые события, которые круто меняют всю его жизнь. Именно это произошло с прусским князем. Из летописей можно понять, что в жизни князя произошли два таких переломных события: одно внешнее, другое внутреннее. Поражение в бою и лишение родины было первым и внешним событием. Вторым и внутренним событием было его твёрдое решение воплотить свою давнюю мечту – духовного служения Христу. Это переломное время он решил использовать именно для воплощения своего зова духа, для которого, как он считал, настал срок. Приняв такое решение, последовали твёрдые и неординарные действия, свойственные лишь человеку с большой силой воли.
Первое, что сделал прусский князь Гланда Камбила, обретя прибежище на Руси, избавился от католической веры. Сделать это в те времена можно было в Москве или в Пскове. Где это произошло, архивы не говорят, известен лишь факт изменения имени на новое Иван и сыновья его стали Ивановичи. Так Андрей Иванович Кобыла (фамилия русифицирована из Камбила) позже стал первым из зачинателей царской династии Романовых, о чём говорят традиции царского рода, почитавших святого Прокопия основателем всего будущего рода Романовых.
Следующим своим шагом православный князь Иван, бывший Гланда Камбила, теперь в Новгороде отказывается от власти, от княжеского титула и постригается в монахи, обретя в иночестве новое имя Прокопий, что означает с греческого – обнажённый меч. Так прусский князь стал иноком Хутынского монастыря под руководством духовного наставника Варлаама.
Отказавшись от власти и став монахом, Прокопий оставался богатым человеком, и богатство это требовало и сил, и времени на управление им. Духовное служение Христу через своё духовное пробуждение, к которому так стремился Прокопий, и которое началось реализовываться, приходилось совмещать со служением богатству. Желая посвятить себя нераздельно только духовной стороне жизни, Прокопий отказывается от богатства, передав часть его в монастырь и раздав другую часть жителям Новгорода. Так твёрдо была решена материальная зависимость. Теперь стало возможным полностью сосредоточить все силы свои на духовном пробуждении, как то предусматривала Древняя Мудрость.
Но судьба преподнесла новую проблему – Прокопия стали славить горожане Новгорода и почитать в монастыре за смелое и редкое решение. Силы и внимание инока, очень необходимые для его духовного сосредоточения приходилось опять отвлекать на внешние события. Препятствием в этот раз стала его слава в городе и в монастыре. Видимо, были какие-то ещё препятствия монастырской жизни на пути его твёрдого стремления к пробуждению духа. Так или иначе, но следующее его действие было столь же решительным, сколько и неожиданным. Прокопий стал проситься у духовного наставника отпустить его в другой город, туда, где его никто не знает. Это означало разрыв с монастырём. Разрыв такой был возможен через ступень самоунижения, через юродство. Инок это понимал и продолжал просить отпустить. Через год его духовный наставник Варлаам дал своё разрешение Прокопию на странствие в качестве юродивого. Так богатый прусский князь по своей воле обрек себя на бездомную жизнь русского юродивого. История знает такие редкие случаи, например Готама Будда, когда человек с высоким от рождения титулом, отказывался от своего титула и комфортной жизни ради пробуждения духа и духовного служения людям. В основе таких случаев, конечно, можно видеть мощь зрелого духа и твёрдость воли.
Путь в Великий Устюг из Новгорода Прокопий прошёл вдоль рек, будучи и ограбленным, и избитым, и изголодавшимся. Здесь, в Великом Устюге, судьба приготовила ему новые испытания. Путь пробуждения духа в 13 веке был очень тернистым. На этом пути у человека стоит главное препятствие - его личность. Титул князя предполагает с детства воспитание сильной и часто эгоистичной личности. Но то, что хорошо для князя, может стать преградой для духовного пробуждения и служения людям. Покидая Новгород, у Прокопия начинался сложнейший период жизни – отказ от личности. Предстояло уничтожить её, в чём положение юродивого, как ни странно, даже помогало.
Скрыв своё княжеское происхождение и монашеское прошлое, пришелец Великого Устюга предстал горожанам бездомным богомольцем, всё своё время проводившим в молитвах у храмов и церквей. Будучи юродивым Прокопий не мог входить в церковь, этот запрет, наложенный в Новгороде, он выполнил в течение всей своей жизни, нарушив его лишь дважды. Первый раз войти в церковь вынудил его лютый мороз, когда жители в городе отказались приютить, обрекая на смерть. Замерзая, он вошёл в церковь, ища защиты у икон святых. Поскольку «ищущий обрящит», так и Прокопий получил помощь в лице ангела, который вдруг появился перед ним молящимся и избавил навсегда от жуткого ощущения холода. Второй раз в церковь его ввели сами горожане во время всеобщей молитвы от медленно наползавшей угрозы уничтожения города грозной, чёрной, постоянно гремящей и сверкающей огнём, каменной тучей. Прокопий за неделю предупреждал горожан о бедствии и просил изменить свои жизненные привычки. Но никто не верил ему, прозрели лишь тогда, когда туча появилась на горизонте. Общей молитвой город был спасён, туча разрядилась в соседнем лесу, уничтожив его камнями, что лежат там и поныне. Так город обрёл своего спасителя и покровителя святого Прокопия. Также можно считать, что Высшие Силы представили Великому Устюгу своего посредника и представителя в соответствии с сознанием горожан, в той убедительной для них форме как грозная, смертоносная каменная туча, вызванная их грехами, несмотря на обилие церквей, монастырей и храмов. Так прусский князь, призванный княжеской властью служить своему народу, волею судьбы стал служить русскому народу, но не властью князя, а властью духа, пробудившегося в результате преодоления многих преград.
Даже, когда в Великом Устюге Прокопий обрёл признание горожан как святой и их покровитель, даже тогда внешняя жизнь его мало изменилась. Он не проповедовал, не учил людей чистой и праведной жизни, он продолжал совершать свой невидимый духовный подвиг, ведомый лишь ему самому и пославших его в эту жизнь.
Учение Живой Этики, говоря о творчестве, называет четыре вида его: рукотворчество, психотворчество, творчество ума и духотворчество. В основе рукотворчества лежит труд руками. Сутью психотворчества являются обычные человеческие чувства, выраженные в песнях, в музыке народов, в устном творчестве. Ментальное творчество, как деятельность конкретной человеческой мысли, можно видеть в труде учёного, чиновников и служащих. Труд духотворчества неочевиден и потому может быть непонятным. Духотворчество – это деятельность на общее благо высшими чувствами и высшими мыслями, пробужденными и основанными на высших идеях и образах. Духотворчество становится возможным лишь при духовном преображении человека. Именно так, пробудив дух, и действовал незримо Прокопий праведный. Прозревая будущее народов, святой закладывал семена событий будущей России. Можно предположить, что среди многих духовных забот и подвигов Прокопия, с которыми он пришёл на эту землю, была задача основания царской династии, с которой он незримо для окружающих, успешно справился. Будем помнить, что после Прокопия в 14 веке на Русь пришёл Сергий Радонежский, продолживший общее дело пробуждения России. Покинул сей бренный мир святой Прокопий 21 июля 1303 года. В этот самый тёплый летний месяц в городе выпал обильный снег. Вскоре он растаял, но у Михайло-Архангельского монастыря снег пролежал 3 дня, скрывая тело покойного Прокопия. Так Природа торжественно отметила окончание духовного подвига своего посланного святого Прокопия.
25.11.2016г.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 01-12-2016, 09:28 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Игорь писал(а):
ОКА писал(а):
Один из отдыхающих из Кирова...


Это он с Вятки в Калининград отдыхать ездит??? Странно, однако...
В прежние годы на каждом метре были здравницы и пансионаты со всего СССР. Светлогорск был самым популярным местом в профкомах. поинтересуйся: кто и какие путёвки выделял ветеранам труда и просто желающим....Даже некоторые павильоны и шеды Зоопарка имели сеть шефов со всчего Союза....Были времена! Теперь сплошь частные владения....Кого? Да тех, кто скупил всё за бесценок и сделал своей собственностью....Может быть и "Киров лес"!


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14-01-2017, 15:43 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Эдвард Романов
Голоса в жизни христианских святых

Андерхилл Эвелин:

"Меня весьма тревожит то, что в эти дни происходит среди нас, - говорит св. Иоанн Креста с присущей ему прямотой. - Стоит человеку, который только приступил к практике созерцания, во время сосредоточения услышать подобные слова, как он объявляет их даром Божьим. Он ходит и объявляет: "Бог сказал мне это" или "Я получил ответ от Бога". Но все это иллюзия: слова эти подобны тем, которые каждый из нас внутренне говорит себе. Между тем желание слышать такие слова и повышенное к ним внимание убеждают людей в том, что все эти разговоры с самим собою суть глаголы Божьи". [24] Это сказал человек, который был одновременно святейшим из святых и проницательным психологом. В наши дни многим самоуверенным первопроходцам подсознания не мешало бы прислушаться к его предостережениям.
Подлинные голоса, как правило, слышны тогда, когда ум пребывает в состоянии глубокого сосредоточения без сознательного мышления, то есть в те мгновения, которые более всего благоприятны для контактов с трансцендентным миром. Эти голоса членораздельным языком выражают для созерцателя некоторые аспекты неизреченного постижения Реальности. Они запечатлевают в себе ясновидческие интуиции, пророческие догадки, которые начинают проникать в него, как только он открывается влиянию сверхчувственного мира. Иногда, правда, мистические интуиции принимают вид внезапного и неконтролируемого наплыва знаний из глубин человеческого естества. В таких случаях голоса могут вклиниваться в обычные действия души довольно внезапно. Именно в таких случаях их цель и неконтролируемый характер чувствуются лучше всего. Какими бы они ни казались, они являются, по словам св. Терезы, "очень ясно различимыми, однако телесное ухо их не слышит. Притом они намного понятнее, чем все то, что мы слышим нашими ушами. Их невозможно не понять тотчас, какое бы сопротивление мы им ни оказывали... Слова, образованные в нашем понимании, не побуждают нас ни к чему, однако, когда наш Господь говорит, Его речь является одновременно словом и действием... Человеческие голоса [т.е., в данном случае, плод воображения] представляют собой нечто неразборчивое, доносящееся до нас словно в полусне, тогда как божественные голоса настолько членораздельны, что при изречении ни один звук не бывает утерян. Может случиться, что понимание и душа так возбуждены и рассеянны, что не могут высказать правильно ни одного предложения; и все же прекрасно сформулированные великие истины, которые душа даже в самом сосредоточенном состоянии никогда бы не сформулировала, вдруг оглашаются в ней. И с первого слова, как я уже говорила, совершенно изменяют душу". [25]
В мистической жизни св. Терезы голоса играли главенствующую роль, и именно их влиянию она во многом обязана успехом своей деятельности в качестве учредительницы ордена, а затем настоятельницы монастыря. Голоса давали ей советы не только в отношении серьезных вещей, но и в мелочах. Нередко они расстраивали ее планы, выступали против ее личных предпочтений, запрещали ей поступать так, как она собиралась, или же заставляли ее сделать то, что казалось бесполезным и даже невозможным. Они предупреждали ее об опасностях в путешествиях, помогали приобрести жилище или уведомляли о предстоящих поворотах судьбы. [26] По мере созревания в своей мистической жизни Тереза, казалось, научилась выделять те голоса, на которые действительно могла полагаться в своей деятельности. Она редко сопротивлялась им, хотя постоянно случалось так, что голоса толкали ее на поступки, которые на первый взгляд представлялись крайне глупыми. И хотя они нередко ставили ее в неловкое положение и создавали ей дополнительные трудности, она никогда не переставала доверять им, считая, что они исходят непосредственно от Бога и связуют ее с некоей высшей жизнью. То же самое верно и в отношении св. Хильдегарды, предварявшей свои пророчества и воззвания словами "Так изрек Живой Свет", которые не были для нее поэтической метафорой. Она жила под руководством Силы, точной и красноречивой в высказываниях, и погибла оттого, что не прислушалась к ее велению.
Очень далеко от бессловесных интуиции отстоят "ясно различимые внутренние слова", которые мистик слышит внутри своего ума. В подтверждение этого можно привести слова Сузо о том, что сотня явленных ему размышлений о Страстях Господних были прочтены на немецком, а не на латыни. [27] У св. Терезы некоторые голоса были "внятными", тогда как другие - "субстанциальными", или нечленораздельными, однако все они были внутренними, подобно тому как практически все ее видения носили "мысленный", или "воображаемый" характер, а значит, не походили на слуховые галлюцинации. Однако часто бывает и так, что грань стирается и у слышащего голос создается впечатление, что мистик слышит его ушами. Так было, в частности, в случае голосов, которые определяли судьбу св. Жанны д'Арк, а также голоса Распятия, говорившего со св. Франциском Ассизским. Итак, мы подошли к рассмотрению третьей разновидности голосов - "внешних слов", к которым мистики чаще всего относятся с подозрением и неприязнью.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
 Заголовок сообщения: Re: Литературный "СВ"
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 14-01-2017, 15:44 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 28-03-2009, 00:45
Сообщений: 3112
Откуда: Калининград
Терминология Агни Йоги относительно Принципов Сознания

Знание духа - индивидуальный Чит.
Ядро духа - Тайджаси-Манас (Высший Манас)
Зерно духа - Атма-Буддхи
Психическое зерно (психозерно) - дхарма, как носитель качества или скандха - как агрегат сознания (?)
Дуга сознания - Сознание целиком - КРУГ = Архат.
Духоразумение - принцип, который показывает человеку путь сознания
Разумение духа - Манас
Заградительная сеть - аурическая оболочка
Серебрянная нить - магнит сердца, лестница связи с Высшим Миром, Антахкарана
Узор духа - отпечатки в акаше движений духа в Сансаре. В последствии - это мир проявлений духа.
Магнит духа - динамический аспект знания духа, пробужденность сознания, боддхичитта
Делимость духа - способность КРУГА сознания закреплять за дугой сознания определенную сферу ведения (внимания и деятельности). Относится к Маявирупа
Дыхание, в том числе огненное дыхание


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 18 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
 cron
AGNI-YOGA TOPSITES
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB